lev_shlosberg

Categories:

О смысле поправок Путина

Общее и важное. Содержание поправок Путина к Конституции России не соответствует их описанию в послании президента. Очевидно, за несколько дней группа политических корпоративных лоббистов вокруг Путина скорректировала содержание конституционной инициативы, показав своё реальное влияние на главу политической корпорации. Об этих корректировках говорят также и публичные выступления Путина после внесения правок в Госдуму.

Очевидно, что эти предложения – это выход на поверхность не состоявшейся в 2018 году, после выборов Путина, конституционной реформы, которая была отложена из-за протестов, вызванных повышением пенсионного возраста.

1. Противоречие Конституции. Не имея возможности вносить поправки в статьи 1, 2 и 9 глав Конституции, которыми установлены и регулируются права и свободы человека и гражданина, Путин предлагает внести поправки к другим статьям. Эти поправки вступают в принципиальное противоречие с основами конституционного строя и по существу являются отрицанием конституционных основ государства: верховенство прав и свобод граждан, в том числе норм международного права; равенство прав граждан, в том числе право быть избранными; разделение властей, независимость судебной власти. Вносимые поправки по существу дезавуируют установленные в 1993 году политические и правовые принципы государства.

2. Усиление власти президента. Поправки предоставляют президенту ещё большую власть, чем та, которой он обладает сегодня. Усиливается (даже по сравнению с нынешней моделью) контроль за судебной властью, в первую очередь высшими судами (Конституционным и Верховным). Де факто (политически) президент становится главой судебной власти. Право президента инициировать отставку судей высших судов через полностью подконтрольный ему Совет Федерации ставит президента выше суда.

Вопрос не только в дальнейшем умалении самостоятельности судебной системы, вопрос в смешении ветвей власти, что является угрозой устойчивости государства в ситуации общенациональных конфликтов. Президент получает право «второго вето» на федеральные конституционные законы через Конституционный Суд. В этом выражается глубинное недоверие парламенту.

Роль парламента не возрастает. Замена «согласования» на «утверждение» по членам правительства – не более чем игра слов, потому что назначает их на должности президент. Ослабевает фигура главы правительства – теперь его модно отправить в отставку одного, без правительства. В такой конфигурации председатель правительства становится просто личным подчинённым президента.

В перечне силовых ведомств создаётся возможность появления ещё одной структуры: министерства общественной безопасности (в дополнение к ФСБ, МВД и всем прочим). Чем она будет заниматься? Какими полномочиями будет обладать?

В целом все внесённые поправки – это дополнительные подпорки, страховки и новые рычаги влияния для власти президента.

 3. Государственный совет – что это будет? Из содержания поправки это не ясно. К какой ветви власти (исполнительной? законодательной?) будет отнесён орган, создаваемый «в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально экономического развития государства». Какое место он займет в системе власти? Наконец, каким образом (через какие формальные механизмы) он будет влиять на политику? Ответа нет: «статус Государственного Совета Российской Федерации определяется федеральным законом».

Очевидно, что эта структура может быть местом политического базирования Путина, если он всё же оставит должность президента. Может ли президент не быть главой Государственного совета? Может ли появиться должность «генерального секретаря» Государственного совета? Ответов нет, кроме того, что госсовет формируется президентом. Предложение о Госсовете разрушает баланс и порядок в работе системы государственной власти и создает неформальный и непредсказуемый ресурс для влияния на неё.

4. Неполнота и незавершённость. Самая существенная часть проекта, внесённого Путиным, это «перечень актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению или принятию в связи с принятием закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации». В нём – 34 федеральных конституционных закона и федеральных закона и 35-й – новый федеральный закон «О Государственном Совете Российской Федерации».

Именно в этих 35 (тридцати пяти!) федеральных нормативных актах будут видны все реальные «детали, в которых скрыт дьявол». Все эти 35 актов будут приниматься Федеральным Собранием (Государственной Думой и Советом Федерации), оказать какое-либо влияние на их содержание и принятие общество не сможет. Фактически внесённые Путиным поправки – только оболочка для фактической политической реформы, которую будет проводить сама власть без какого-либо участия общества.

5. Несоразмерность статусу Конституции. Авторы поправок не понимают место и роль Конституции в системе национального права, принижают её статус. Это – Основной закон, его нельзя перегружать частностями.

Одна поправка является существенной: «одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков», слово «подряд» изымается. Если соответствовать уровню Конституции, этим нужно было ограничиться, все остальные предложенные поправки не являются не только важными, но и срочными.

Большинство поправок Путина – это пакет ограничивающих мер для кандидатов на выборные должности, место которым – в специальных федеральных законах, но не в Конституции. Текст Основного закона предлагается замусорить перечнем барьеров для разного рода выборов и назначений. Конституцию превращают в инструкцию для Министерства внутренних дел и Центральной избирательной комиссии.

Очень опасно создавать привычку к множественным изменениям Конституции «по мелочи»: это приводит к созданию впечатления заурядности, обычности таких изменений, Конституция утрачивает характер неприкосновенного основного документа, когда поправки принимаются только в исключительных, принципиальных случаях. При таком подходе Конституция перестаёт быть Основным законом в общественном восприятии.

При этом перегрузка Конституции запретами смещает её суть с установления прав, свобод и государственных гарантий на ограничение прав и свобод, то есть миссия Конституции полностью извращается.

6. Движение в сторону воссоздания СССР. Самая серьезная геополитическая норма: это требования к гражданству кандидатов на должность президента РФ. И вопрос не в потенциальных кандидатах, а в самой формулировке, допускающей аннексию другого государства: «требование к кандидату на должность Президента Российской Федерации об отсутствии у него гражданства иностранного государства не распространяется на граждан Российской Федерации, ранее имевших гражданство государства, которое было принято или часть которого была принята в Российскую Федерацию…».

Про «часть которого» всё понятно – сегодня это Крым (завтра – Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Северный Казахстан), а вот «государства, которое было принято» – это про историю, которой ещё не было. «Крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» (распад СССР) не оставляет Путина, это его фантомная боль, которая вырвалась в проекте через упоминание юридической возможности принятия в состав России другого государства.

Это опасно в первую очередь для Беларуси, конечно (усилия очевидны) и, возможно, некоторых других республик бывшего СССР, экономически зависимых от России. И это, безусловно, напоминание о сценарии обнуления сроков для президента в случае формирования нового государства. Это – прямая политическая и правовая возможность для нового избрания Путина на должность президента.

7. Закрытие страны от внешнего мира. Создаётся не только возможность неисполнения Россией как членом межгосударственного органа ею же подписанного международного договора по решению Конституционного Суда (интересно, кто и как, в каких условиях может подписать такой договор), но по отношению к любым гражданам, которые в силу жизненных обстоятельств не только имени иностранное гражданство или вид на жительство, но жили, учились, работали за границей вводится фактический статус «иностранного агента» – они не могут полноценно реализовать себя в политике, на государственной и муниципальной службе.

Кадровая работа в стране превращается в справочник КГБ: проживали ли вы за границей? Есть ли у вас родственники, проживавшие или проживающие за границей? Всё внешнее объявляется чужим, недопустимым, вражеским. Государственная система формируется как «осаждённая крепость».

8. Социальная политика в форме сладкой приправы. Это проект закона, приготовленный с особым цинизмом: в Конституцию предлагается внести ряд социальных норм, которые устанавливаются федеральными законами («гарантируется минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации и индексация социальных пособий и иных социальных выплат в порядке, установленном федеральным законом»; «формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также регулярно осуществляется индексация размера пенсий в порядке, установленном федеральным законом»).

Эти предложения – дымовая завеса и приманка для бедных. У людей выманивают поддержку и заманивают на голосование куском хлеба. Именно «социальная составляющая» делает проект закона об изменениях в Конституцию отравленной конфетой в сладкой патоке.

9. Юридическая техника. Путиным внесён проект специального закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов

организации публичной власти». Это – не федеральный закон и не федеральный конституционный закон, это – особый правовой акт, причём поправки во все 22 статьи названы в нём «поправка», то есть он подан как единая, консолидированная поправка в Конституцию.

Это грубая (уверен, что сознательная) юридическая ошибка: поправка (в единственном числе) не может охватывать разные, не связанные между собой отрасли правового регулирования. При таком подходе, кроме того, вносить «поправки к поправке» может только один человек: автор поправки, то  есть – Путин. Предлагать может кто угодно и что угодно, но вносить новую редакцию может только сам Путин. И эта многоцелевая поправка будет вынесена на всероссийское голосование в консолидированной форме.

 10. Спецоперация. Поправки разработаны, внесены и принимаются в режиме спецоперации: тайно, внезапно, скоротечно. Это не режим взаимодействия с обществом, это режим атаки на общество как враждебную власти силу.

После молниеносного и единогласного принятия проекта закона Госдумой в первом чтении («крымский консенсус» «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» воссоздан, Дума показала свою однопартийность – все фракции Госдумы являются фракциями Путина) всей стране дано 15 (пятнадцать) суток (до 6 февраля) на внесение поправок. Никакое полноценное обсуждение не предполагается, а общероссийское голосование состоится уже после завершения работы над проектом закона в парламенте.

Гражданин на всероссийском голосовании (федерального закона о котором нет до сих пор), не сможет высказаться по существу ни одной поправки отдельно, сможет только поддержать либо не поддержать пакет Путина в целом, сказать либо ДА всему этому (и всем этим) либо НЕТ (всему этому и всем этим).

При этом поправки в Конституцию не могут вступить в силу до истечения периода работы государственных органов, в конституционные полномочия которых вносятся изменения (президент, Государственная дума). Это делает чрезвычайно высокой вероятность любых досрочных выборов: авторы поправок захотят воспользоваться ими как можно скорее.

Лев Шлосберг, 24 января 2020 года.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded