lev_shlosberg

Category:

Анне Политковской, если бы её не убили, сегодня исполнилось бы 62 года

Анне Политковской, если бы её не убили, сегодня исполнилось бы 62 года. Она по-прежнему работала бы в «Новой газете», ездила бы в командировки, в том числе на войну, писала бы материалы, после выхода которых в свет редакции приходилось бы принимать меры повышенной безопасности. 

«Это убийство наносит действующей власти больший урон и ущерб, чем её публикации… Действительно, эта журналистка была острым критиком действующей власти в России… Но я думаю, что журналисты должны это знать – что степень её влияния на политическую жизнь в стране была крайне незначительной. Она была известна в журналистских и правозащитных кругах, но ее влияние на политическую жизнь в России было минимальным… У нас есть информация, и она достоверная, что многие люди, которые прячутся от российского правосудия, давно вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире», – сказал Путин на пресс-конференции с Ангелой Меркель в Берлине 10 октября 2006 года. 

Путин всего седьмой год у власти, ещё не произнесена Мюнхенская речь, ещё никто не думает об аннексии Крыма, ещё нет никаких «обнулений», а вот это уже звучит: «…вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире»

Вот из такой картины мира всё и рождается: химеры, синдром осажденной крепости, страх потерять власть и ненависть ко всем несогласным. 

О чем бы писала сейчас Анна Политковская? Всё о том же: «Возвращение советской системы при консолидации власти Путина очевидно. Надо сказать, что это стало возможным не только из-за нашей небрежности, апатии и усталости от революционных перемен. Это произошло с одобрения Запада, особенно Сильвио Берлускони, который, похоже, влюбился в Путина. Он главный сторонник Путина в Европе, но Путину оказывают поддержку также Блэр, Шредер и Ширак, ему не выражает осуждения Буш. 

…Ничто не стояло на пути людей из КГБ, возвращающихся в Кремль: ни Запад, ни серьезная оппозиция в России. Во время так называемой избирательной кампании, с 7 декабря 2003 по 14 марта 2004 года, Путин в открытую смеялся над электоратом. Главным признаком презрения был его отказ участвовать в дебатах. Он не рассказал подробно ни об одном пункте своей политики на протяжении четырех лет. Его неуважение распространялось не только на представителей оппозиции, но и на саму идею оппозиции. Он не давал никаких обещаний по поводу будущего политического курса и смотрел на кампанию свысока. Как при советском режиме, телевидение показывало его ежедневно, он принимал высокопоставленных чиновников в Кремле и давал рекомендации по поводу того, как им руководить своими министерствами и департаментами. 

В обществе, конечно, посмеивались: он вел себя как Сталин. Путин поочередно становился «другом детей», «первым фермером страны», «лучшим шахтером», «другом всех физкультурников» и «ведущим кинорежиссером». 

…За что я невзлюбила Путина? Вот за это и невзлюбила. За простоту, которая хуже воровства. За цинизм. За расизм. За бесконечную войну. За ложь. За газ в «Норд-Осте». За трупы невинно убиенных, сопровождающие весь его первый срок. Трупы, которых могло и не быть. 

Я часто думаю: человек ли Путин вообще? Или железная мерзлая статуя? Думаю и не нахожу ответа, что человек. 

Путин, случайно получив огромную власть в свои руки, распорядился ею с катастрофическими для России последствиями. И я не люблю его, потому что он не любит людей. Он не переносит нас. Он презирает нас. Он считает, что мы – средство для него, и только. Средство достижения своих личных властных целей. И поэтому с нами можно все – играть, как ему вздумается. Что нас можно уничтожать, как заблагорассудится. Что мы – никто. А он – хоть и случайно влезший наверх, но ныне царь и бог, которому мы должны поклоняться и бояться его. 

Путин поставил свою власть исключительно на олигархические глиняные подпорки – народу в этой схеме места не оказалось. Он дружит с одними олигархами – и воюет с другими, и именно это называется у нас высшим государственным управлением, когда главное – миллиардеры, между которыми поделены нефтяные и газовые запасы… 

За что я невзлюбила Путина? За то, что идут годы. Летом – уже пять лет, как началась вторая чеченская война ради того, чтобы Путин в первый раз стал президентом – и все никак не закончится. 

В путинской стилистике политической жизни – это глубокая личная обида. Путин много раз публично демонстрировал, что в принципе не понимает, что такое дискуссия. Тем более политическая – дискуссии нижестоящего, по Путину, с вышестоящим быть не должно»

Как вы думаете, какое политическое влияние имела Анна Политковская? Могу ответить: максимальное. Потому что её слово разрушало всевластие Путина и его партнеров по политическому цинизму в России и всем мире. Потому что её слово показывало ложь Путина. Говоря о том, что «степень её влияния на политическую жизнь в стране была крайне незначительной», Путин таким образом пытался принизить именно оценки Политковской его политики и его личности. 

Слова Анны Политковской о нём переживут и его власть, и саму его жизнь. Очень и очень жаль, что Анна Политковская торжество своего печального пророческого слова сейчас не видит.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded