Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Субботняя молитва

Замечательная история, которая случилась на этой неделе в Кремле, а именно премьер Путин вел переговоры с французской компанией Total об образовании совместного предприятия между Total и единственным российским независимым производителем газа – компанией НОВАТЭК. Очень знаменательная история. Вообще-то принято, чтобы коммерческие переговоры между одной компанией и другой компанией вели владельцы или управляющие соответствующих компаний. И вот со стороны Total был г-н Маржери, а со стороны НОВАТЭКа был Владимир Владимирович Путин. Это странно. Согласитесь, если я, допустим, продаю свой дом, то за меня же не ведет переговоры Владимир Владимирович Путин. А тут за НОВАТЭК ведет переговоры Владимир Владимирович Путин.

Единственное, что еще страннее, это то, что НОВАТЭК совсем недавно был в центре довольно крупного скандала, поднятого акционером «Газпрома» Алексеем Навальным, когда г-н Навальный заметил, что между НОВАТЭКом и «Газпромом» очень странные отношения в части продажи газа, а именно: «Газпром» отказывается покупать газ у НОВАТЭКа по 500 рублей, но тут же покупает этот газ, перепроданный какой-то контроле «Трастинвестгаз» по 915 рублей. Т.е. «Газпром» говорит НОВАТЭКу: «Парень, извини, у меня нет мощностей», но тут же они для другого перекупщика находятся. При этом надо же понимать, что речь идет даже не о каком-то товаре типа чашка, который надо упаковать, привезти, а речь идет о газе, который находится в трубе, т.е. та же самая молекула газа, которую почему-то НОВАТЭК не может продать по 500 рублей «Газпрому», он может продать по 500 рублей вот этому самому «Трастинвестгазу». И та же самая молекула газа, в этот самый момент находящаяся в трубе, никуда не девшаяся, которую «Газпром» не может купить по 500 рублей у производителя, «Газпром» покупает по 915 рублей у посредника.


[...]

Вот президент Юнус-Бек Евкуров вел себя совершенно необыкновенным образом. Почему я сказала идеалист-прагматик? Потому что, несмотря на его армейское воспитание – казалось бы, человек, далекий от жизни, – он оказался человеком фантастически прагматичным и точно понимающим, где и как он живет. Например, к президенту приходили и говорили: «Слушай, тут в Кремле выделили тебе деньги. Но ты же понимаешь, что это не просто так, это выделили, потому что мы пообещали откат тому, тому и тому». Что отвечал президент, который только что из армии? Он говорил: «Ребята, не проблема. Напишите мне, пожалуйста, на бумажке, кому из кремлевских чиновников за эти деньги надо откатить, и я сам им откачу, разберусь». Естественно, никакой бумажки не заполняли.

Очень много было таких историй, которые показывают, что Евкуров необыкновенно хорошо понимал, с каким именно государством он имеет дело. При этом Евкуров остается совершенно фантастическим идеалистом. Потому что это был человек, который, например, летал эконом-классом. Я не знаю, зачем президенту Ингушетии летать эконом-классом, допустим, еще через Владикавказ. Вы представляете себе эту ситуацию? Летит президент Ингушетии, а рядом сидят осетины и смотрят. Это было внутреннее мироощущение этого человека.

Но проблема-то заключалась в том, что дальше это внутреннее мироощущение идеалиста, который говорил: «Я буду бороться с коррупцией, хотя бы уже потому, что коррупция – это питательная среда для боевиков»… Оказывалось, что у этого человека нет денег, для того чтобы раздать друзьям. Вот Кадыров, у него есть деньги, чтобы раздать друзьям. А Кадыров, по определению, является единственным действующим социальным институтом Чеченской республики. Он и бюджет, он и суд, он и управление исполнения наказаний. Собственно, нельзя упрекнуть Кадырова в том, что он каким-то образом нецелевым тратит деньги, потому что Кадыров – это и есть целевое использование денег. Он распоряжается неким количеством денег, часть которых отдает народу, часть – друзьям, чтобы они были ему верные.

А президент Евкуров, оказалось, может опираться только на существующие структуры. Он не может создать вокруг себя верных ему людей, потому что этим верным людям надо платить. Верность, она всегда крепче, если платят. И вот мы видим, чем это кончилось. Я убеждена, что именно такого рода покушение не могло быть на Кадырова. Потому что безопасность Кадырова обеспечивается не некими техническими мерами. Как раз Кадыров тоже абсолютно отмороженный человек, который может по часу после намаза общаться в мечети с народом. Как раз понятно, что технически, к сожалению, покушение на Кадырова тоже очень легко осуществить. Но просто если кто-то в окружении Кадырова слышит малейший слух о покушении, то эти люди роют земли не на страх, а на совесть, потому что они понимают, что обрушится весь их мир, им после этого покушения не жить. Более того, есть случаи, когда отец стучал на сына. Кстати, и отец, и сын остались живы, потому что отец побоялся, что сын что-то сделает с Кадыровым. Кадырова заслонят своим телом, даже не потому, что готовы отдать за него жизнь, а именно потому что потом не жить. Т.е. это совсем другая система отношений, которая позволяет выживать.

А в случае с Евкуровым мы видим, что его не заслонили своим телом. И мы не знаем, знали ли силовики о готовящемся покушении или нет. Это самый большой вопрос. Потому что, понимаете, что случилось с президентом Евкуровым? Он стал бороться с коррупцией. Как я уже сказала, это в том числе означает уничтожение материальной базы боевиков. Потому что они с этого тоже кормятся. Он стал бороться с боевиками, причем адресно. Не так, как раньше силовики забегали, убивали любого ингуша и говорили, что он террорист. Он стал прощать тех, кого можно простить. Это была политика Евкурова: убить тех, кого надо убить, простить тех, кого можно простить. На самом деле очень похожая на политику Кадырова. Потому что и в том, и в другом случае оказывалось, что глава республики, хозяин республики принимает на себя решение жить человеку или умирать. И это решение не допускает неких промежуточных этапов. Вот никому не дают пять лет строго режима. Человек либо живет, либо умирает. И инстанцией, которая решает это, оказывается президент республики.
[...]

...мы всю эту неделю обсуждаем, и Андрей Николаевич Илларионов обсуждает, будет ли новая война с Грузией. И у нас очень много свидетельств того, что эта война готовится. У нас российские военные начинают рассказывать, что Грузия сейчас вот-вот нападет. При этом именно Россия настаивает на удалении международных наблюдателей из Грузии, т.е. тех, кто зафиксирует, что напала Грузия.

При этом происходит масса инцидентов с нашими солдатами. Вот только что в Южной Осетии несколько пьяных контрактников задавили трех офицеров ФСБ ночью. Другая история. Мне пишут из Абхазии, из Гальского района. Там убили троих русских солдат (об этом совершенно не известно, об этом не пишется), жители Гальского района в панике, потому что убили либо абхаза, либо кого угодно, но жители Гальского района боятся, что это спишут на них. Сколько же там наших солдат? И неужели, когда у нас такое творится на Северном Кавказе, война с Грузией – это приоритетная задача российской власти.
[...]

Надо сказать, что, помимо Киргизии и Белоруссии, мы нашли себе новых союзников. На этой неделе президент Медведев проехался по Африке, подписал с Нигерией замечательное соглашение – инвестиции многих миллиардов долларов в нигерийскую экономику. По поводу этого соглашения, по поводу нигерийских «писем счастья» и других форм соглашения с Нигерией я подробно написала в «Новой газете», в статье, которая выходит в понедельник, потому что я, действительно, не понимаю, о чем с Нигерией можно договариваться, кроме, может быть, подписания каких-то соглашений о торговле кокаином.

Согласитесь, все-таки Нигерия – это единственная страна, где государственным бизнесом, вернее бизнесом, который ведут большие чиновники, является не просто похищение бизнесменов (это, допустим, и в Чечне было)… А бизнесменов же туда привозят самовывозом. Им же пишут «письмо счастья» о том, что надо договориться с нигерийским чиновником от откате. Глупый бизнесмен туда приезжает, тут же его в мешок, а выпускают только за деньги. Так что по сравнению с Киргизией и Белоруссией у нас еще большая куча счастья впереди. Я думаю, что когда придет время выполнять нигерийские соглашения, то мы вспомним Киргизию с большим облегчением и скажем: «В Киргизии хоть не съели».
[...]

На самом деле история и Ирана, и России, и, кстати, Китая, с котором, слава богу, демократии нет, показывает одну очень простую историю, иллюстрирует одну очень простую максиму, которая хорошо была известна Аристотелю, но почему-то ее забыли в 20 веке. Это максима о том, что демократия – это худшая форма правления, если общество состоит из нищих. Если общество состоит из нищих, демократия неизбежно перерождается в тиранию и собственно тиранией является.

Вот история в Иране, где все-таки большинство людей, будучи нищими, голосуют за Ахмадинежада, хороший тому пример. Потому что почему-то большинство людей, которые объясняют, что демократия является панацеей, они как-то забывают историю. Если мы посмотрим на историю последних двух тысяч лет, то мы видим, что демократия – правда, прямая демократия, не представительная, – она является одной из самых часто возникающих, но точно так же самых часто исчезающих форм правления в человеческом обществе. И что те самые афинские города, в которых зародилось понятие свободы и демократии, буквально через два поколения пели осанну Деметрию Полиоркету. Это вообще очень поучительная история.

Я советую вам раскрыть Плутарха и перечесть биографию Деметрия Полиоркета. Не бог весть какой был, между прочим, правитель, не Александр Македонский. К которому те же самые Афины, которые только что были готовы умереть за свободу, воздавали божеские почести, постановили приравнять каждое его слово к изречению божественного оракула, и пятое-десятое. И через несколько сотен лет после эпохи Аристотеля и Платона на месте свободолюбивой Греции была почему-то раболепная Византия. Тот же самый народ. Видимо, не приспособленный к демократии, как у нас любят утверждать любители метафизики.

Так вот если посмотреть, от чего демократии погибали, там очень ограниченный перечень причин. Одна – это война. Демократическое государство обычно либо завоевывалось, потому что оно было маленьким, либо, если оно боролось против завоевания, то в процессе этой триумфальной борьбы само перерождалось в военную диктатуру, либо – что очень часто – демократия, по мере того как расширялась представительная база демократии и учитывалось все больше и больше мнение бедного населения, перерождалась в тиранию. Самый классический пример – это большинство итальянских городов, это происходило во многих из них. Либо, если город сумел поставить непреодолимые барьеры на пути какого-нибудь Франческо Сфорца или какого-нибудь Медичи – например, как это сделала Венеция, – то происходила еще более удивительная вещь. Те же самые люди, те же самые венецианцы, которые поставили непреодолимые барьеры на пути возникновения диктатуры, они использовали эти самые барьеры и свою собственную власть, для того чтобы законодательно закрепить свое собственное финансово-экономическое превосходство над бедными слоями населения.

И в результате такие республики, та же Венеция, оказывались через некоторое время неконкурентоспособными по сравнению с окружающими государствами. Т.е. вот такая страшная история о том, что до индустриальной революции, до научно-технического прогресса, до того, как появился механизм, позволяющий обеспечить бОльшую часть населения благополучием, демократия была нестойкой формой правления в связи с тем, что правление большинства являлось фактически тиранией и приводило к тирании. И некоторые страны, например, на Западе этот круг разорвали, а некоторые страны – например, та же Россия или тот же Иран, – они из этого круга до сих пор не могут выйти.
[...]

С чем связан поход Путина в супермаркет? Очень просто. Он связан с кризисом. Кризис у нас в силу особенности российской власти приводит к обострению внутренней борьбы различных лоббистских группировок. В данном случае кризис привел к обострению борьбы между лоббистами – производителями товаров и продавцами, т.е. супермаркетами, ритейловыми сетями. Соответственно, это вылилось в написание двух законов, оба из которых носят название «О торговле». Один предложен лоббистами от ритейлеров, а другой – лоббистами от производителей.

У Путина обсуждали два эти закона. И должна вам сказать, что оба эти законы ужасны, как и любой лоббистский закон. Вообще, совершенно непонятно, зачем нам, в России, закон «О торговле». Мы до сих без него как-то обходились...

Поскольку премьеру Путину принесли оба на обсуждение, то он еще решил сходить и убедиться, как обстоят дела в супермаркетах. И тут я должна сказать одну очень важную вещь. У меня уже не так много времени остается, но я успею ее изложить. Есть еще одна очень важная категория населения, которая извлекает наибольшие выгоды из особенностей нашей российской торговли. Она называется чиновники. И самое страшное в этих обоих законах – это то, что они же ведь не приведут ни к победе ритейлеров, ни к победе продавца. Они приведут к победе чиновника, который радостно скажет: «О-о, ща я буду регулировать». И начнет регулировать закон так, как ему кажется лучше.

Суть заключается в том, что если вы посмотрите на то, почему в России такие гигантские наценки на продукты, то потому что мы кормим чиновников. И мне очень странно, что премьер Путин, созывая вот это обсуждение закона «О торговле», не созвал производителей, вот всех этих генно-модифицированных чиновников и не спросил: «Ребята, а может, во время кризиса-то хватит?» Потому что расценки в супермаркетах, еще раз повторяю, отражают огромные аппетиты чиновников, прежде всего.
[...]

Я хочу поздравить Михаила Борисовича Ходорковского с прошедшим вчера Днем рождения. По случаю этого Дня рождения даже отменили судебное заседание. Испугались. И я хочу попросить всех моих слушателей помолиться о выздоровлении Юнус-Бека Евкурова. Это два человека, которые очень нужны России, – Евкуров и Ходорковский.

Полностью здесь: http://echo.msk.ru/programs/code/601635-echo/
Subscribe

  • Главный день моей жизни

    Главная встреча всей нашей жизни – это встреча наших родителей. Мои родители, Бронислава Евсеевна Беркал и Марк Наумович Шлосберг, познакомились в…

  • «Норд-Ост» навсегда

    «Норд-Ост» навсегда. 23-25 октября 2002 года, Москва. Цена разговоров. Главный текст Анны Политковской о теракте в Театральном центре на Дубровке.…

  • «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса?»

    На праздник же [Пасхи] правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Главный день моей жизни

    Главная встреча всей нашей жизни – это встреча наших родителей. Мои родители, Бронислава Евсеевна Беркал и Марк Наумович Шлосберг, познакомились в…

  • «Норд-Ост» навсегда

    «Норд-Ост» навсегда. 23-25 октября 2002 года, Москва. Цена разговоров. Главный текст Анны Политковской о теракте в Театральном центре на Дубровке.…

  • «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса?»

    На праздник же [Пасхи] правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;…