Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Медведев.ру

Борис Вишневский: «Кремлевский пленник»

Специально для сайта, 11.09.2009 г.

Вслед за премьером Владимиром Путиным, выступившим недавно в роли колумниста журнала «Русский пионер», президент Дмитрий Медведев дебютировал в «Газете,Ру», где опубликовал большую статью.

Правильных слов в ней сказано много – с таким текстом вполне можно было бы выступать даже на съезде «Яблока». Или в «Новой газете» в жанре «Неправительственный доклад».

Сказано и о необходимости движения по демократическому пути, и об опасности коррупции, и о сближении интересов личности, общества и государства, и об экономической модернизации, и о благополучии страны, которое должно обеспечиваться «не столько сырьевыми, сколько интеллектуальными ресурсами», и об обновлении политической системы в ходе «свободного соревнования открытых политических объединений» и «цивилизованной политической конкуренции»…

Спорить с этим невозможно – конечно же, все это нужно, важно и было бы чрезвычайно полезно.

Во-первых, хочется спросить: это кто перед нами выступает?

Оппозиционный политик, критикующий правительство, и предлагающий гражданам свою программу?

Демократический публицист, стремящийся воздействовать на общественное мнение, объяснив согражданам, что так дальше жить нельзя?

Политолог, анализирующий устройство российской власти, и размышляющий, как нам ее обустроить?

Или глава государства, у которого совсем другая работа?

И который в силу своей должности может принимать решения, а не просто советовать, что надо сделать?


Между тем, по прочтении текста складывается устойчивое впечатление, что Дмитрий Анатольевич то ли служит президентом в какой-то другой стране, откуда и дает советы России, то ли заперт в золоченой клетке в Кремле, и оттуда дает понять: ребята, я знаю, как надо, но мне не дают! Посылает, понимаешь, обществу сигнал - что он лишь царствует, но не правит. И что все знает, все понимает, но ничего не может…

Во-вторых, слов, подобных изложенному в нынешнем тексте, президент Медведев произносил уже так много, что они истерлись от частого употребления. К тому же, аккурат за тем, как он их в очередной раз произносил, случалось что-нибудь диаметрально противоположное заявленному.

Достаточно вспомнить, что лучшим ответом на медведевский хит «свобода лучше несвободы» (произнесенный еще в статусе кандидата в президенты) стал отказ Симоновского суда освободить смертельно больного Василия Алексаняна.

А еще можно вспомнить, как тогда уже президент Медведев постыдно молчал в ответ на призыв помиловать Светлану Бахмину.

И как Михаила Ходорковского по смехотворным основаниям отказались освободить условно-досрочно, а президент с юридическим образованием (!) рассуждал, что возможное его помилование предполагает признание вины.

При этом все понимали, что президентский контракт «младшего государя» исключает его участие в решении этих вопросов, отданных на откуп «старшему государю» – но признаться в этом «младший» не имеет решительно никакой возможности. И потому отмалчивается…

А еще можно вспомнить, как летом 2008-го на саммите в Японии президент говорил о необходимости международного сотрудничества – и ровно через месяц началась третья кавказская война (если считать первыми две чеченские кампании), после которой Россия заслуженно оказалась в международной изоляции, где пребывает и по сей день.

В-третьих, - что чрезвычайно показательно, - президент отчетливо заявляет, что он против каких-либо существенных изменений путинской политической системы, в основе которой лежит принцип несменяемости власти и подавления политической конкуренции.

Год назад, выступая с посланием к парламенту, президент объявил «политической реформой» то, что можно назвать не более, чем косметическим изменением политической системы. Да еще и не в лучшую сторону: достаточно вспомнить отмену избирательного залога, которая существенно снизила возможности оппозиционных партий участвовать в выборах.

Сегодня он не предлагает даже и косметических реформ, с нескрываемым раздражением говоря о «демократических» девяностых (недаром слово «демократические» взято в кавычки), как о временах якобы «парализованного государства», и повторяя набившие оскомину заклинания о «стабильности» и о том что «российская демократия не будет механически копировать зарубежные образцы».

Впрочем, ничего удивительного для человека, который занял свое кресло недемократическим путем, получив его в результате имитации «выборов». И очень показательно, что придворные политологи бурно возрадовались тому, что президент, мол, дал отпор всем этим либералам, напрасно мечтающим об оттепели, которой, конечно же, не будет…

Когда же президент, - в очередной раз, - начинает рассуждать о «пренебрежении к праву», о борьбе с коррупцией, «порождающей произвол, несвободу и несправедливость», и о создании «современного, эффективного суда», становится смешно. И стыдно.

Это кто жалуется на неэффективный суд и призывает «устранить неправовое влияние на судебные акты, какими бы соображениями оно ни диктовались» - человек, который назначает практически всех судей в стране?

Если Дмитрию Анатольевичу хочется устранить неправовое влияние на судебные акты – пусть сходит на процесс Ходорковского и Лебедева, а затем примет меры, находящиеся в его компетенции, начиная с увольнения прокуроров, которые не способны объяснить суть обвинения, и уже многократно были схвачены за руку на вопиющем непрофессионализме и предвзятости.

А если Дмитрию Анатольевичу хочется начать бороться с коррупцией – пусть он поручит провести расследование небывалых коммерческих успехов всевозможных тимченок, ковальчуков, ротенбергов и прочих батуриных.

Если же Дмитрию Анатольевичу хочется воспитывать в согражданах уважение к праву – пусть остановит безумный проект небоскреба «Охта-центр» в Петербурге, который пытаются возвести, наплевав как на федеральные, так и на городские законы…

Дмитрий Медведев не счел нужным отречься от позорного пакта Молотова-Риббентропа – и в очередной раз призвал бороться с «фальсификациями истории».

Дмитрий Медведев и бровью не повел, когда на «Курской» восстановили сталинскую строку.

Дмитрий Медведев не счел нужным призвать к порядку московскую «вертикаль», устроившую позорное снятие оппозиционных кандидатов-одномандатников.

Зато Дмитрий Медведев счел нужным в очередной раз оправдать российскую агрессию на Кавказе в августе 2008-го, получив от очередного международного мерзавца в обмен на российское оружие обещание признать «независимость» оккупированных Россией грузинских территорий.

На фоне таких дел слова не имеют решительно никакого значения.

Да их, собственно, никто всерьез и не воспринимает.

Все понимают, кто правит страной, а кто сидит на троне.

Отсюда: http://yabloko.ru/publications/2009/09/11_1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments