March 29th, 2008

Владимир Владимирович подтвердил, что сказал правду

Но мы все знаем, что есть темы, которые мы не можем поднять. Есть люди, которых мы не можем приглашать. Это не черный список, который существует, откуда-то присланный, но это просто понятно. Скажем, есть ньюсмейкер по фамилии Касьянов, в данный момент, не сегодня, а когда-то он ньюсмейкер, вокруг него много разговоров. Я и не сторонник, и не противник, но это ньюс, новость. Я считаю, что я как журналист не только могу, но я обязан пригласить его, не только его, но его, чтобы выслушать, что этот человек хочет сказать. Я понимаю, что я не могу этого сделать, не могу, не дадут, скажут – нет, Касьянов – нет. Это я и называю отсутствием свободы слова...
[...]
Конечно, мы говорим, мы будем обсуждать эту тему, мы хотели бы пригласить Икс, Игрек, Зет, на что генеральный директор может сказать – нет, Зет я прошу не приглашать. Дальше возникает вопрос, я говорю – а почему не приглашать? Владимир Владимирович, я прошу его не приглашать. Я прекрасно могу, я понимаю, почему, потому что если этот человек появится в эфире, то этому генеральному директору будет несладко, потому что он получит соответствующий телефонный звонок от кого-то, и все. Т.е. я уже понимаю, что, конечно, я могу предложить этого человека, но не пройдет. Мы договариваемся. Владимир Владимирович, есть, предположим, три человека, я прошу их не приглашать никогда. И дальше Владимир Владимирович должен сказать – я иду на этот компромисс или я говорю – знаете, что, не буду я с этим, я не согласен, давайте кончаем программу «Времена», не будет ее больше. Вот, собственно, и весь выбор. Или я делаю что-нибудь такое сверхъестественное, не знаю, тем не менее, приглашаю каким-то образом, непонятно, как, но приглашаю, в результате чего закрывают программу и снимают генерального директора.