April 16th, 2008

Пара слов не об искусстве

Видит Бог, я не люблю НБП. Много за что. За "национал", за "большевизм", за провокационную визуальную стилистику и эстетику. За Лимонова, который манипулирует молодыми людьми и подталкивает их в топку режима, чтобы потом "возвышать голос" над убитыми. Собственно, я сам состою в другой партии. Но это все - политика.
А есть - культура. Культура - это правда одного человека. И каждый человек имет право на эту правду. В том числе высказанную в творческой форме, то есть - публично. Политика может быть вне свободы. А культуры вне свободы нет.

13 апреля в Пскове сорвали (в переносном и буквальном смыслах) выставку Натальи Черновой - немного художника, немного поэта, члена той самой запрещенной НБП. Выставка - ее рисунки, созданные в тюрьме, куда она попала на три года вместе с еще почти 40 молодыми людьми за участие в захвате в декабре 2004 года здания общественной приемной президента Путина.

На листах рядом с рисунками, сделанными шариковой ручкой, есть ее и не ее стихи. Рисунки, как и стихи, - переломные, подростковые, контрастные. Это все - больше документ, чем искусство (на мой взгляд). Но это - не важно сейчас. Выставку сорвали по одной простой причине - сами понимаете, НБП + штурм приемной ВВП. История чрезвычайно мерзкая.

Юра Стрекаловский написал об этом текст "Тошнота". Мы его сегодня опубликовали на титульном развороте "Псковской губернии" (2-3 полоса) с рисунками, и на первой полосе дали один из рисунков Черновой - то есть сделали это все политическим событием в регионе номер один. Так что, можно сказать, выставка состоялась. Статья Стрекаловского буквально за сутки стала лидером читательского чтения на сайте "ПГ" за месяц.

Collapse )

Плохие сбывшиеся прогнозы

За последний год у меня сбылись два больших прогноза. И это плохо.

Год назад я предположил, что именно Путин возглавит список "Единой России" на выборах в Госдуму - потому, что это было единственным шансом для "ЕР" получить 2/3 в парламенте - не просто честным голосованием, но и массовой беспредельной давиловкой народа "в интересах народа". Прямое участие Путина в парламентских выборах "отвязало" весь чиновничий аппарат. Но это решение окончательно сделало Путина заложником ситуации - он не мог уже выйти из нее просто так. Стало совершено очевидно, что он стал рабом им созданной системы и поэтому неизбежный следующий шаг - формально возглавить "ЕР" как по существу надгосударственную и надобщественную структуру - машину подавления, позволяющую сделать из государственного механизма "политический комбайн" для "группы лиц по предварительном сговору". Да и кому вообще, кроме Путина, могла достаться созданная в первую очередь им самим эта ублюдочная машина. У нее не было с самого начала и не могло быть другого "водителя". Он решил остаться "у руля" на максимально возможный срок. В построенной им системе у него просто нет другого выхода. Надо только понимать, что этот выход - на самом деле тупик.

Совмещение в одном лице должностей лидера правящей партии и главы исполнительной власти в нашей истории случалось три раза: Иосиф Сталин в 1941–1952 гг., Никита Хрущев в 1957–1964 гг. и Виктор Черномырдин в 1995–1998 гг. (откуда был снят за наметившиеся президентские амбиции). Все три случая разные, но типажи главных героев весьма показательны.

Запах истории имеет особенность материализоваться. Я смотрел на лица "делегатов и гостей съезда" и понимал - ДНК великодержавного российского рабства пережил еще одну реинкарнацию.

Мой третий прогноз заключается в том, что все это закончится (как минимум - для Путина лично, как максимум - для страны) очень плохо.Collapse )