July 9th, 2008

Границы допустимого

6 июля был на «Кургане Дружбы» (граница Белоруссии, Латвии и России) – места бывшего Партизанского края. Граница – чрезвычайно чувствительная мембрана, она способна усиливать многие мотивы. Мероприятие само по себе было организовано совершенно по-советски (и тому на самом деле много причин), но за всем этим прорывалось много подлинного.

Границы допустимого
После распада СССР у памятника «Курган Дружбы» на стыке границ Белоруссии, Латвии и России появился новый гражданский смысл


3 июля 1959 года в живописном месте на стыке границ трех союзных республик – Белорусской, Латвийской и РСФСР – был вручную воздвигнут памятник участникам партизанского движения в этих краях – насыпной холм, в центре которого посадили саженец дуба. В советское время памятное поле, отмеченное тремя мемориалами погибшим партизанам и подпольщикам, стало местом массовых политических мероприятий, в которых участвовали тысячи людей с каждой из трех земель.
С момента появления на месте административных границ государственных у Кургана Дружбы появилось новое звучание – он стал показывать и символизировать не только трагические исторические события, но и современные проблемы – как политические, так и гуманитарные.

Личное решение

Партизаны и подпольщики – особый род людей. Для большинства из них решение о вступлении в войну на оккупированной территории было личным решением. При всех известных драматических свидетельствах военного времени степень административного воздействия отступившей на восток Советской власти на людей, которые оказались по другую линию фронта в тылу захватнической армии, нельзя преувеличивать. Власть в 1941 году сменилась, и чрезвычайно быстро.
Решение об участии в партизанской или подпольной войне было решением о личном объявлении войны не только превосходящему численно, но и развернувшемуся и обосновавшемуся территориально врагу.
Это сейчас мы знаем, что война закончилась 9 мая 1945 года (а на Дальнем Востоке – в конце лета). Тогда же никто не знал и не мог знать, что этих дней будет именно 1418. И в 1941-м, и в 1942-м, и даже в 1943-м году большинству людей казалось, что война может продлиться еще годы и годы.
Войну, в том числе на оккупированной территории, в принципе, можно было пережить. А можно было – вступить в войну. На уровне одного человека.


Collapse )