August 26th, 2008

Красный карандаш

Вот уже две недели я собираю материалы по ситуации в Грузии: исторические справки, энциклопедические и экспертные статьи, интервью, дискуссии, репортажи.
Первоначальное намерение было - подготовить развернутую историко-политическую статью: от корней до плодов, так сказать. С большим числом ссылок.
Ожидаемый объем зашкаливал и вырывался далеко за рамки газетного формата. Это меня останавливало.
Я ждал формального решения о признании независимости Абхазии и Южной Осетии.
Известие пришло после обеда 26 августа.
До подписания "Псковской губернии" в печать оставалось несколько часов, и другие материалы сильно "тянули на себя" - сдача номера.
Я "выключился" из "потока", насколько это было возможно, и "включился" в свой текст.
Плохо, когда редактор пишет авторский материал, можно сказать, на гранках номера.
Но откладывать я не счел возможным.
График подписания мы сорвали, конечно.
Это совсем не тот текст, который я планировал с тщательностью историка подготовить (и, может быть, еще подготовлю, не уверен).
В нем есть "белые пятна" - ограничения по объему вынудили отказаться от развернутого изложения некоторых вещей, и это не есть хорошо.

Так или иначе, текст получился именно таким:

Кавказские пленники
Россия инициировала первый после 1991 года передел государственных границ на Кавказе. Это – главный российский вклад в грузино-осетинский конфликт и его мировой резонанс. Последствия событий августа 2008 года окажут значительное влияние на мировую историю


26 августа 2008 года президент России Дмитрий Медведев объявил о признании Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. За день до этого за данное решение выступили обе палаты российского парламента и было очевидно, что события предопределены. Действия российских властей, практически полностью контролирующих информационное пространство страны и ведущих как никогда массированную пропагандистскую кампанию, имеют сейчас весьма высокий уровень поддержки в российском обществе. Но стратегические (не хочется говорить «конечные») последствия принятых решений могут (и будут) сильно отличаться от первых впечатлений.