October 9th, 2008

Первый телегость

Утром приехал "Телеком" (Псковское городское телевидение, Татьяна Соколова и Вадим Бутько) с вопросами про "Живой Журнал". Выяснилось, что "Телеком" "оттолкнулся" от только что появившегося видеоблога Медведева (Д. А.) и решил узнать, что происходит в блогосфере в Пскове среди публичных политиков. И нашли меня. Вот беседуем, обсуждаем возможности, расширяем влияние блогосферы. Кто бы думал, что "ведение" видеоблога господином президентом может привести прессу в гости ко мне:-)

Безусловные и бессрочные гниды

Борис Акунин: Ходорковского специально посадили в карцер в день золотой свадьбы родителей

«Когда Михаил Борисович писал о том, что, вполне возможно, его за это снова посадят, это будет еще одно беззаконие, а такое случалось с ним и раньше, я как-то не очень в это верил, - продолжает Григорий Чхартишвили. - Но теперь, когда это случилось, я вижу, что он был прав. Кроме того, я вижу, что нашу власть обслуживают, мягко говоря, очень неумные люди. Потому что совершенно понятно, какой общественный резонанс может вызвать такое событие, к тому же еще произошедшее специально. А я уверен, что это сделано специально сегодня, в такой торжественный день, когда родители Ходорковского отмечают золотую свадьбу. Некоторое время назад мать Ходорковского обратилась к президенту Медведеву с просьбой выпустить их сына в этот день золотой свадьбы. Вот вместо того, чтобы его выпустить, его в карцер посадили».

Решение о помещении Михаила Ходорковского в карцер, по мнению писателя, может служить ответом той части либералов, которые считают, что с Кремлем можно и нужно сотрудничать для достижения своих задач. «Михаил Борисович, кстати говоря, в этой переписке, как вы могли заметить, был на стороне, условно говоря, этих самых наследников СПС, которые создают сейчас вот такую "оппозицию Его величества", - говорит г-н Чхартишвили. – А что у нас сейчас творится: беременная Светлана Бахмина сидит в тюрьме перед родами, больной Василий Алексанян - в тюремной больнице, Ходорковского за обмен письмами сажают в карцер... У меня такое ощущение, что порядочному человеку с такой властью, видимо, к сожалению, сотрудничать невозможно».



Без права переписки

Адвокаты Ходорковского отмечают, что решение о переводе в карцер за семь дней до рассмотрения кассационной жалобы на отказ в условно-досрочном освобождении. И это решение "заведомо и очевидно противозаконно", говорят они, ссылаясь на нормы законодательства: Уголовно исполнительный кодекс правил внутреннего распорядка запрещает передачу заключенным и получение ими писем помимо процедуры, установленной этими документами. Никаких "незаконных" писем Михаил Ходорковский не писал и не получал, отмечают они. Борис Акунин передавал свои вопросы и получал ответы через адвокатов, общаться с которыми заключенный имеет полное право. Адвокаты заявили, что обжалуют решение начальника СИЗО, хотя оно, по их мнению, не повлияет на рассмотрение кассационной жалобы на решение Ингодинского райсуда об отказе в условно-досрочном освобождении Ходорковского. Заседание должно пройти 15 октября в Читинском областном суде.

За годы ареста он шесть раз подвергался наказаниям и взысканиям. Первое серьезное взыскание он получил за "оставление рабочего места": у Ходорковского сломалась швейная машинка, он отправился за наладчиком. Другие два выговора последовали за "распитие чая в ненадлежащем месте" и за то, что не заложил руки за спину на прогулке. Еще один инцидент был связан с документами, которые нашли у него при обыске. Это были два приказа Минюста и инструкции по правам осужденных - сначала администрация допустила передачу бумаг заключенному, а затем назначила пять суток карцера за наличие "документов, которые нельзя иметь при себе, получать в посылках или приобретать". Еще десять суток в карцере Ходорковский провел за то, что делился с соседями по бараку лимонами. Позже Верховный суд России признал законным запрет осужденным передавать друг другу продукты питания. В последний раз поводом для помещения в карцер стала "грязная крышка от бачка с водой" и то, что Ходорковский не доложил начальнику СИЗО, сколько человек находилось в его комнате, когда тот совершал обход.

Тот самый разговор

Вот тот самый разговор по душам, который стоил Михаилу Ходорковскому 12 суток карцера:

Разговор писателя Григория Чхартишвили (Борис Акунин) с Михаилом Ходорковским
«Esquire»


Когда редакция предложила мне взять интервью у любого человека, который был бы мне интересен, я сразу сказал: «Интересней всего мне было бы поговорить с Михаилом Ходорковским». Мне не дает покоя судьба бывшего самого богатого человека России. И вовсе не потому, что он самый богатый. Всякий раз, когда кто-то пробует заступиться за Ходорковского и его товарищей, обязательно раздается упрек: мол, у нас в стране много людей, которых держат за решеткой несправедливо. О них не пишут в газетах, их не опекает команда высококлассных адвокатов. Что ж вы, господа, так разнервничались именно из-за этого олигарха?
Объясняю, почему я так разнервничался. Именно на деле ЮКОСа мы потеряли независимость суда – институт, без которого не может существовать демократическое общество. Значит, к этой точке и нужно вернуться. Если восстановить справедливость и законность в деле Ходорковского, это поможет и всем остальным жертвам нашей охромевшей Фемиды.
По понятным причинам диалог проходил в эпистолярной форме. Он приводится без каких-либо сокращений.
Григорий Чхартишвили.