October 10th, 2008

Отсутствие денег не причина для отсутствия чувства юмора

Леонид Бершидский: Что такое кризис и как с ним сосуществовать

Деньги могут скоро понадобиться на необходимое, а понты будут выглядеть смешно даже в глазах тех, кого они еще недавно впечатляли. Подумайте, на какие глупости вы привыкли тратиться в последние пять лет – и о том, как, в сущности, эти глупости вам надоели. Смените супермаркет на более дешевый – вы будете благодарны себе за это решение уже совсем скоро, когда деньги придется считать.

Приготовьтесь к тому, что не только на новом месте, но и на старом вам будут платить меньше, чем вы привыкли. Сперва похудеют или исчезнут бонусы, в каком бы секторе вы ни работали. Потом, возможно, начальник предложит всем лояльным сотрудникам затянуть пояса и принять понижение в зарплате. Весьма вероятно, что он даже начнет с себя, потому что он помнит 98-й год или уже посоветовался с коллегами, а также потому, что ему легче урезать личное потребление – для этого у него более разнообразные возможности.

Задумайтесь о душе. Когда кризис закончится, такой возможности у вас опять не будет.

Требуется ревизия патриотизма, который мог у вас развиться в 2000-е годы. Вы думали, что при Путине в России наступила стабильность? Зря. Это был бурный рост, имеющий больше общего с подъемом на американскую горку, чем с плавной ездой по проспекту на мерседесе. Вы в этом росте были неповинны – его вызвали рост цен на нефть и низкие процентные ставки; ваша зарплата росла быстрее вашей производительности. Путин тем более был ни при чем. Вы думали, Россия встала с колен? Она все это время просто шла по своим делам и идет сейчас, кто бы в ней ни размахивал флагом или ни поносил начальство. Америка вошла в настоящий кризис – с падением цен на недвижимость, массовыми увольнениями, падающим потреблением – раньше России. В этом ей повезло: она и раньше начнет выкарабкиваться из ямы. Нам все, что мы в последнее время узнаем плохого про Америку, только предстоит. Если у Путина и был какой-то план, он, скорее всего, заключался не в этом. Когда реальность начинает кусаться, на вещи лучше смотреть трезво.

Покупатели и продавцы

Вот мы и подходим к той самой интересной черте. До нее ни одного офисного служащего, ни одного мелкого предпринимателя, ни одного работника сферы обслуживания не интересовало, откуда берутся деньги. И понятно почему: эти люди зарабатывали честно, ни у кого не крали, никого не обманывали. И какое для них в конце концов имело значение, что за капитал стал основой их успеха? Точно такое же, как и для людей, получавших свои компенсации от государства: им что, было интересно, откуда правительство берет деньги и что будет после этого отбора с экономикой, да просто с ценами на продукты в магазинах? Мы все уверены, что человек о таких вещах задумываться не должен, ему нужно просто пойти и получить зарплату - и до свиданья. Обо всем остальном подумают Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич. Они умные.

Страна, не желающая кормить свою армию, как известно, кормит чужую. Общество, не задумывающееся о своей экономике, становится легкой добычей любого чужого кризиса. И сейчас в России понемногу начинают это понимать. Несмотря на все проблемы, которые возникнут в ближайшем будущем, это единственное, что вселяет определенный оптимизм.

Потому что если россияне не научатся интересоваться, откуда деньжищи, не будут отдавать себе отчет в том, что их зарплаты материально ничем не подкреплены и могут испариться в любой момент вместе с кредитами, ипотеками и прочим добром, не поймут, что любая стабильность при отсутствующей экономике – лишь миф, то никакая нефтянка и никакой "Газпром" им не помогут. А как обходиться без всего этого, современная Россия еще не знает.

О вреде и пользе диалогов

Один из лучших эфиров на "Эхе Москвы" с Виктором Шендеровичем.

Ну, по поводу вашей осторожной формулировки, что адвокаты «предполагают», что это связано, у Ежи Леца сказано: некрасиво подозревать, когда вполне уверен. Это, конечно, связано с этим интервью. И я не думаю даже, что ни что-то другое будут выдумывать. Комментировать это как-то даже неловко, потому что ведь это же все не первый раз. Это такой способ полемики. Это довод власти. Других доводов нету, а вот этот работает. Ходорковский что-то высказал по поводу какой-то проблемы – в карцер. Ходорковский что-то сказал – в карцер. Вот это диалог такой, это такая форма диалога.

Конечно, это связано с самим фактом свободного поведения свободного человека. Человек ведет себя свободно в той мере, в какой это возможно. Вот он свободный человек. Он дает интервью как свободный человек, он говорит то, что может говорить свободный человек. Некоторое количество рабов – они исчисляются десятками миллионов – живет снаружи от этой клетки, а в клетке сидит свободный человек. Это не первый случай в истории человечества. Это нельзя вытерпеть – раб не может вытерпеть свободного человека. Чем выше раб, тем выше его ненависть к свободному человеку, тем более в тюрьме.


Collapse )