November 1st, 2008

Вагон быдло-класса

Зачёт по подлости

Жалко ли вам молодую женщину, мать двоих детей, беременную третьим ребенком, осужденную за «экономические преступления», а не за преступления против личности и человечества? Теоретически, может, и жалко. А когда речь идет о Светлане Бахминой, уже нет.

Жалко ли тяжело больного человека, который оказался фигурантом в процессе по делу некоей компании, и теперь физические мучения истощают его с каждым часом? Теоретически — да, но практически этого человека зовут Василий Алексанян. И начинается подленькая такая демагогическая мазурка: почему мы должны жалеть именно эту мать двоих детей и именно этого тяжелобольного?

Беда в том, что все крики о судьбах других заключенных означают только одно: никакие судьбы никого не волнуют. И это то, чего требовалось добиться. Воспитать в обществе удивительное равнодушие к себе подобным. Только с равнодушными и можно поступать всяко без оглядки на последствия.

Не подавала, но отозвала

А вы знаете, я не буду обсуждать вину Бахминой. Вот евреев сжигали в Освенциме. Я считаю, что это — плохо. Вы, конечно, можете возразить, а с чего это я так считаю? Это надругательство над правом! И вместо того, чтобы огульно хаять администрацию концлагеря, я должна взять каждое конкретное дело каждого конкретного еврея и выяснить, за что его посадили и сожгли, рассказать это публике, а уж она решит — правильно или неправильно его сожгли.

Кому хочется выяснять — пусть пойдет на сайт Генпрокуратуры и сам прочтет там, что Бахмина сидит за то, что украла чуть ли не весь ЮКОС. Хотя как минимум это должен был сделать даже не ее начальник Гололобов, а начальник ее начальника Ходорковский.

Если подчиненного сажают за то, что сделал начальник — значит, его посадили за то, что он начальника не сдал. Люди, которые сажают женщину с двумя детьми за то, что она не сдала Ходорковского — эсэсовцы. А кто им подмахивает — вши.

Еще интернет-гондоны пишут: «А почему Бахмина? Почему журналисты заступаются за свою? Почему не за людей из народа?»

А журналисты заступаются. И каждый раз, когда судьба одного конкретного человека становится символом чудовищности системы, всегда находятся люди, которые будут обвинять этого человека с пеной у рта. Когда заступаются за солдата Сычева — сразу находятся не десятки, а сотни генералов, готовых доказывать, что у Сычева ножки отвалились сами. Когда заступаются за Светлану Беридзе, которую задавил сын министра обороны, сразу вся система встает на защиту прав сына министра обороны. Когда спрашивают, кто убил Магомеда Евлоева, то сразу вся система встает на защиту права Ибрагима Евлоева, начальника охраны главы МВД Ингушетии Мусы Медова, пустить хозяину «Ингушетии.ру» пулю в висок.

Каждый раз, когда власть вляпывается черт знает во что, нас спрашивают: «А почему вы молчите о зверствах американцев в Ираке?».

Во-первых, она его не подавала. Во-вторых, она его забрала. В-третьих, она сама себя выпорола.