December 4th, 2008

Моя Свобода

Дважды ЛОХ

Скорее всего никакой ошибки в появлении ядовитого фреона в системе ЛОХ не было. Просто он в пять раз дешевле, чем традиционный наполнитель. А степень токсичности не приняли во внимание, поскольку защитные средства, которые включаются в отсеке по тревоге, в любом случае спасают от окружающей среды. И неважно, какой тип фреона тебя обволакивает – токсичный или не очень.
Вот вам и еще один человеческий фактор. К неграмотности матроса-контрактника Дмитрия Гробова, вздумавшего вызывать вахтенного из другого отсека ревуном (что, по версии следствия, и привело к срабатыванию систему ЛОХ), прибавляется экономия судостроителей. А она явно спровоцирована хроническим недофинансированием работ на лодке. Ответственность за такую "рацуху" должны разделить те, кто довел военное кораблестроение до режима выживания. Но так далеко российское следствие не добирается. Вот есть матрос, с ним и будут работать.
Однако и с матросом, пусть и признавшимся, не все стыкуется. Каким это образом работа ревуна автоматически вызывает срабатывание системы пожаротушения? Такая жесткая связка для подводного корабля чревата уймой проблем. Но специалисты утверждают, что именно так дело и обстояло: система восприняла сигнал с пульта о включении сигнализации как сигнал о пожаре и сама подала газ в отсек. Это указывает на огрехи в программном обеспечении системы пожаротушения на "Нерпе", на ее конструктивные недостатки. Но представители завода и следственной комиссии, судя по их выступлениям в прессе, восприняли матроса Гробова как живое оправдание всей системе "ЛОХ" и, соответственно, инженерно-конструкторской команды. Так сказать, "есть человек – нет проблемы".


Всё страшно - от НАЧАЛА и до КОНЦА.

Присягают. Больше трех не собираться

В стране, где правовое сознание было почти полностью вытравлено за десятилетия коммунистической власти, суд присяжных стал островком обучения граждан юридическим нормам. В стране, помешанной на шпиономании и "врагах", этот суд мог бы стать прообразом гражданского примирения. В стране, где от сумы и тюрьмы принято не зарекаться, этот суд должен был служить эффективнейшим средством исправления нравов и лекарством от страха, вошедшего в душу и в поговорки.
Теперь эта власть, желающая превратить весь народ в ликующую гопоту, добралась до присяжных. Она шла к этому восемь лет, уничтожая свободу слова, унижая интеллигенцию, избивая несогласных, превращая оппозиционеров в маргиналов. Такой, стало быть, наступил этап спецоперации: присяжные. "Шпионов", "террористов", "диверсантов" и "мятежников" собираются судить по упрощенной схеме. Что-то еще вспоминается из исторической классики, про массовидность террора, но это тоже неправильная мысль.