December 26th, 2008

Эффект менеджера

Беда в том, что человек, реально управляющий страной, по-другому не умеет. Плевать он хотел на кризис. Все, что хоть отдаленно напоминает диалог с обществом, кажется ему проявлением слабости.
За восемь лет, проведенных в Кремле, он лишь утвердился в правоте своей властной методики. Чечню раздавил при помощи Кадыровых и Буданова. Олигархов закошмарил посредством спецправосудия для тех, кто не успел спрятаться или равноудалиться. Демократию разогнал при помощи того же ОМОНа, на подхвате еще поработал Центризбирком. А народу до поры до времени и вправду нравилось. В конце концов, изо всех западных ценностей наши дальневосточные соотечественники до сих пор признали лишь японские автомобили.
Он полагает, что так следует действовать всегда. Этому его учит личный опыт. Этому же учит и история. Похоже, что он желает войти в анналы в качестве эффективного менеджера и потому намеренно провоцирует бунты, которые собирается с предельной жестокостью подавлять. И то, что сегодня кажется ошибкой или глупостью Путина, основано на холодном расчете. Холодном до полной отмороженности. (Полный текст под катом)


Но до сих пор никто не может с достаточной долей точности сказать, что будет после того, как "резьбу сорвут". Я не разделяю безудержного оптимизма тех, кто полагает, что вектор двинется в сторону демократии. Вектор в таких случаях движется в сторону максимально выраженной общественной потребности. И сегодня это все еще не потребность в демократии, к сожалению.