January 27th, 2009

Из блокады

Блокада Ленинграда коснулась всех веточек нашей семьи - и по материанской, и по отцовской линии, всех ответвлений и всех параллелей. Погибшие были, начиная с Лужского рубежа. Пискаревское мемориальное кладбище - наше семейное. Выжили в блокаду две женщины: двоюродная сестра моей мамы Рахиль (она работала военным врачом) и младшая из трёх сестер Алесиных Эля, младшая сестра моей бабушки по линии отца Нахамы, она работала на военном заводе. По мужу она была Стоялова. В эпоху борьбы с космополитами его заставили развестись с женой. Он развелся. Тётя Эля прожила всю жизнь в комнате в коммунальной квартире на Петроградке.
Муж Рахили, Соломон, участвовал в боях под Ленинградом, в том числе в Петродворце, потерял ногу после ранения на Невском пятачке. Он умер после войны, и по его завещанию Рахиль своими руками после кремации развеяла его прах над местами боев.
Тётя Рахиль живет сейчас в Санкт-Петербурге вместе с дочерью, ей скоро 94 года. В открытках и письмах в Псков она всегда писала: "Главное - не унывать".
Когда мама после окончания школы короткое время жила и училась в Ленинграде, Рахиль подарила ей несколько книг русских классиков. Все эти книги пережили блокаду. Их не сожгли. Пушкин. Гоголь. Салтыков-Щедрин. Александр Островский.

Collapse )