May 24th, 2009

Прибыль и убыль

Еще один маленький момент, который на этой неделе был очень достоин комментария, это конкурс «Евровидение» и 42 млн. евро, которые на него вроде бы потратили. Почему-то у нас раздавались восторги о том, сколько потратили, никто еще столько не тратил. Мне говорят – какой размах! Ребята, вы мне скажите, какой убыток. Деньги тратятся во всем мире в рыночных экономиках затем, чтобы то или иное зрелище приносило прибыль. И вот разница между зрелищем в открытом и в тоталитарном или в квази-тоталитарном обществе очень хорошо видна на примере «Евровидения», как оно проводилось до этого в европейских странах, и как оно провелось у нас.

Потому что в открытом обществе зрелище – это то, что должно окупаться. Если «Титаник» не окупился, он потонет. Зрелище – это когда человеку, у которого есть дом за миллион долларов, автомашина за 30 тысяч долларов, ему говорят: слушай, ты еще 50 долларов заплати за зрелище. И он платит. А в тоталитарном или в квази-тоталитарном обществе – это когда у человека дома нет, машины нет, ничего нет, но ему говорят: вот тебе зрелище на сто долларов.

Вот сто тысяч ветеранов войны у нас не имеют достойного жилища, но 94 млн. долларов мы потратили на парад на Красной площади. И вы знаете, что еще ужасно интересное с «Евровидением» получилось? Ведь результаты «Евровидения» оказались диаметрально противоложны той картине мира, которую нам рисуют борцы с фальсификацией истории. Они же нам рассказывают, что нас там, за рубежом, все ненавидят. Почитаешь стратегию национальной безопасности, можно заключить, что проклятая Норвегия за Арктику будет воевать с нами как американская марионетка, американцы там чуть не ядерными бомбами будут сыпать. А оказывается, в Норвегии живет парень, который пишет стихи на английском, заметьте, потому что для него это фактически родной язык, уехавший из России. И оказывается, он всеобщий норвежский любимец, как-то так вот нас там не ненавидят.

И второй замечательный момент. Ведь победитель «Евровидения» Александр Рыбак никогда бы не представлял Россию, если бы он остался в России. Потому что всем известно, что Россию должна была представлять Настя Приходько. Вот то, как у нас строится шоу-бизнес, это же не имеет никакого отношения к талантам, к людям, которые, как Александр Рыбак, умеют петь, тем более играть на скрипке, тем более еще учатся это делать. Если у нас какое-нибудь шоу, типа этих отборочных турниров на телевидении, то туда за деньги – и победа за деньги.

Конечно, хорошо, что у нас кто-нибудь из высших государственных чиновников или телевизионных чиновников не страдает зоофилией, а то бы у нас дельфин пел на «Евровидении». Знаете, зайдешь в дельфинье шоу, там высовывает из воды головку и крякает. Вот тоже крякал бы. И это же у нас так организовано, что продюсер даже без всяких конкурсов не берет себе талантливого певца, потому что ему нужен бездарный. Ему нужен конвейер, на который он лепит этикетку с чужим именем, копирайт на него делает. И эту этикетку он может в любой момент наклеить на другого человека. Таланты в России не упаковываются. Для того чтобы русский мальчик победил на «Евровидении», он должен был уехать из России, якобы туда, где нас ненавидят.

Наверное, самый важный на этой неделе вопрос, вопрос о комиссии по фальсификации истории… пардон, по борьбе с фальсификацией истории. Наше либеральное всё, наша либеральная надежда – президент Дмитрий Анатольевич Медведев, на либерализм которого тут некоторые товарищи так надеялись, что ловили сигналы, вглядываясь в экран, пока у них не начались галлюцинации. Так вот наше либеральное всё подписал указ о создании комиссии по борьбе с фальсификацией истории. Вот Юрий мне по этому поводу замечательный вопрос прислал по Интернету. Он сказал, что есть один человек, который отрицал победу России в Великой Отечественной войне. Этим человеком был товарищ Сталин, который не принял парад Победы на Красной площади. По мнению Виктора Суворова, это свидетельствовало о том, что для Сталина то, что произошло, по сравнению с его планами, было не победа, а поражение.