December 15th, 2009

Ну почему Псковская область не Науру???

Бюджетное личное

Тарифное
Утройте все тарифы и налоги — я вам за это в ноги поклонюсь

Вот тут кричат, что подняли тарифы на ЖКХ, на воду и на свет, и все клюют правительство, как грифы, а я его за это клюну? Нет. Теперь тарифы вырастут на четверть, так порешили властные слои — но требует признать простая честность, что их расходы выше, чем мои. «Давайте все поддерживать корону!» — воскликнет государственник-поэт. Им надо, например, на оборону. А нам на оборону надо? Нет. Мы требуем от Родины мачизма. Дрожи, сосед, и в ужасе глазей. В кольце врагов живет моя Отчизна, а я, наоборот, в кольце друзей. Мне надо, чтобы денег ей хватало, и чтоб она всегда была права, и чтоб хоть через раз над ней взлетала экстримная ракета «Булава». Пусть увеличат хоть наполовину тарифы эти в пять ближайших лет. Им нужно, например, на медицину. А мне на медицину надо? Нет! Подобно древнеримскому герою, я помощи подобной не хочу, я сам себе скорее вены вскрою, чем сдамся участковому врачу. Его глаза прицельные не лживы. Он аспирин мне бросит, как врагу, и мысленно взревет: «Зачем вы живы?!» — и я ему ответить не смогу. Я лучше как-нибудь самолеченьем — отварами, настоями, драже… И, кстати, точно так же с обученьем: оно нужнее им, а я уже.
Collapse )

Непрочитанный





Идеальный политик

Андрей Дмитриевич Сахаров соединял в себе понимание проблем одного человека и всего человечества

Двадцать лет назад, 14 декабря 1989 года, умер Андрей Сахаров. Он занимал в политике уникальное место человека, все действия которого подчинялись только внутреннему нравственному приказу. Его потрясающее многих бесстрашие и не терпящая никаких компромиссов принципиальность были следствием редко кому даваемого понимания происходящего в мире – от атома до Вселенной. Его присутствие в публичной политике второй половины 1980-х создавало систему координат, в которой правда была только правдой, а ложь – только ложью. Его уход для просыпающейся, но многого не знавшей и не понимавшей еще страны был утратой ориентира, позволявшего не ошибиться в ежедневном выборе между добром и злом.
далее