June 16th, 2011

Себеж. Сводка с фронта. 15 июня. Стояние на Замковой горе

15 июня на Себежском городище (Замковой горе) после почти двух месяцев ежедневного беззакония и утрат с жителями и властями Себежа встретился губернатор Андрей Турчак. Не знаю, какими путями жители узнали о приезде гостя, но, кроме приглашенных нами нескольких человек из инициативной группы, на гору пришли еще два десятка себежан (кроме тех местных жителей, кто присутствовал «по долгу службы»). Турчака сопровождали его заместители Сергей Перников (куратор Себежского района) и Максим Жаворонков, профессор, доктор исторических наук Анатолий Кирпичников, и. о. председателя государственного комитета по культуре Зинаида Иванова, археологи Елена Яковлева и Александр Михайлов.
Себежские власти были представлены главой района Леонидом Курсенковым и главой администрации города Галиной Малютиной.
Поэт, почетный гражданин Себежского края Николай Костюченко передал Турчаку обращение инициативной группы и 825 подписей жителей Себежа за сохранение Замковой горы и против установки на ней креста.
Без деталей и многочисленных реплик, которые, возможно, еще вспомнятся потом, приведу краткое изложение позиций.
Жители Себежа: «Нам не нужен крест на Замковой горе! Мы не хотим видеть здесь могильный крест!».
Анатолий Кирпичников: «Всё, что здесь было сделано, - это незаконно, это преступление. Здесь была построена земляная крепость в 1535 году, уникальное сооружение, вероятно, работы итальянского архитектора».
Леонид Курсенков: «Мы ничего не нарушали. Это – не знаковое решение для города». Максим Жаворонков: «На памятник нет паспорта, соответственно, памятник есть, но его границы не установлены. Говорить о том, что именно здесь находится культурный слой, с юридической точки зрения затруднительно».
Это была публичная адвокатура Курсенкова и Малютиной, явно в контексте наших заявлений о возбуждении уголовных дел в связи с уничтожением культурного слоя.
Елена Яковлева: «Культурный слой на Замковой горе в соответствии с 73-м ФЗ является выявленным памятником с 1950-х годов, на него распространяются все процедуры по охране объектов культурного наследия».
Галина Малютина: «Депутаты городского Собрания Себежа утвердили этот проект единогласно, 9 голосами». (Примечание: Собрание депутатов города Себежа этот проект не рассматривало, за него не голосовало, его не утверждало – ЛШ, информация от нескольких депутатов и от главы муниципального образования).
Андрей Турчак: «Почему не были проведены публичные слушания? Вопросы, касающиеся облика города, обязательно должны выноситься на обсуждение. Как решат жители города, так и будет. 9 депутатов – это не жители. (Вопрос Курсенкову и Малютиной) Вы знаете процедуру публичных слушаний?».
Он же: «Я считаю, что здесь может стоять поклонный крест. Там, правда, есть вопрос по мечу…».
Николай Костюченко: «Но это кладбищенский крест! Здесь было кладбище оккупантов, и он напоминает всем именно об этом кладбище!».
Андрей Турчак: «Здесь Вы правы, здесь соглашусь».
Он же: «Должны быть проведены археологические раскопки. Мы не сомневаемся, мы знаем, что это памятник. Все строительные работы здесь остановлены. Работать могут только археологи».
Он же жителям: «А почему вы не следите за Замковой горой? Когда я приезжал сюда осенью, тут валялись бутылки из-под шампанского и разорванные… резиновые предметы». Странно, что вопрос о чистоте Замковой горы не была задан губернатором главе администрации города, непосредственно отвечающей за благоустройство и чистоту.
Ни тени раскаяния в содеянном у Курсенкова и Малютиной не было. Смотрели они волками.
Курсенков Турчаку и мне одновременно: «Если крест будет не здесь, то пусть Шлосберг финансирует установку где угодно».
Collapse )