July 23rd, 2011

23.07.2011. День победы над днём освобождения Пскова

Сегодня я пережил шок, который не могу с чем-то сравнить на своей памяти.
Может быть, это похоже на чувство, когда человека обокрали или разрушили его дом. Не знаю, сравнивать очень трудно. Тут личное, но не только личное.
23 июля – день освобождения Пскова от фашистов, состоявшегося в 1944 году.
Утром я шел к 11 часам к площади Победы через Ботанический сад и уже на подходе что-то в приближающемся привычном виде площади стало меня тревожить. Минуту спустя я совершенно ясно увидел, что у могилы Неизвестного Солдата, где горит Вечный Огонь, нет никого. То есть – ни одного человека. Пусто.
Звуки между тем раздавались явственно, и, выйдя на площадь, определить их источник не составило никакого труда.
Чиновники впервые собрали народ около символа новой эпохи – примитивного и помпезного гранитного сооружения, называемого стелой города Воинской Славы. Эти совершенно одинаковые типовые комплексы с гербоносной колонной в центре (стоимостью 25 миллионов народных рублей) в обязательном порядке устанавливают в каждом городе, получившем звание города Воинской Славы. Альтернативы именно этому сооружению нет. Монументов-близнецов уже десятки. Получили звание города Воинской Славы – раскошельтесь на 25 млн. и поставьте себе этот знак. Производство организовано на одном и том же предприятии. Псков был признан городом Воинской Славы в 2010 году. Год назад в июле поставили эту стелу.
Ну поставили и поставили, хотя бы ничего не снесли при этом, никакую панораму не испортили, уже хорошо, думалось мне год назад.
Как выяснилось только сегодня – снесли. Испортили. Никогда бы не мог подумать, что.
Снесли ритуал поминовения псковского Неизвестного Солдата в день освобождения Пскова от фашистов.
Этого ритуала больше нет. Он не вписался в новый обряд поклонения новодельной гранитной колонне.
Сегодня, 23 июля 2011 года, впервые с 1974 года (года появления в Пскове мемориала Неизвестному Солдату и Вечного Огня) церемониал в честь дня освобождения Пскова прошел не у могилы Неизвестного Солдата, а у новоявленного гранитного изделия, не имеющего никакого отношения к памяти о войне, о ее жертвах.
В 11 часов 23 июля 2011 года мои четыре красные гвоздики оказались единственными цветами у Вечного Огня. В это было невозможно поверить.





Я не нашел в себе сил приблизиться к действу у колонны и смотрел (скорее слушал) издали, от Вечного Огня.
Вместе со мной слушала дворничиха, отвечающая за этот участок. Обошла Вечный Огонь со всех сторон. Подобрала каждую соринку. Знала, что люди придут сюда.
Collapse )