April 22nd, 2014

Пронзённые вертикалью

Российское местное самоуправление отмечает свой праздник без полномочий, без денег и без будущего

21 апреля российское местное самоуправление торжественно и скучно, как говорится, «без божества, без вдохновенья» отметило свой государственный праздник, причем всего во второй раз: первое празднование пришлось на 2012 год. Со стороны российского государства установить День местного самоуправления в те годы, когда самоуправление на виду у всей страны фактически завершает свой непродолжительный и тяжелый путь, было весьма цинично. Но это далеко не единственный случай, когда праздник проходит если не со слезами на глазах (оплакивать самоуправление не познавший его народ не будет), то, во всяком случае, с печалью тех, кто понимает, что всё произошедшее с местным самоуправлением в постсоветской России – это смесь фарса и трагедии.

Показательно, что для придания празднику торжественности, прямо скажем, великодержавности, российские власти решили положить в его основу давний и действительно славный исторический документ: 21 апреля (по старому стилю) 1785 года — день издания Жалованной грамоты на права и выгоды городам Российской Империи, подписанной Екатериной II.

Теперь официально считается, что «Грамота» положила начало развитию российского законодательства о местном самоуправлении. Грамота была масштабной: состояла из Манифеста, 16 разделов и 178 статей. При её подготовке были использованы материалы уложенной комиссии, Цеховой устав, Устав благочиния, Учреждение для управления губернией, а также образцы европейских документов — шведский Цеховой устав и прусский Ремесленный устав. Жалованная грамота закрепила за населением городов единый сословный статус вне зависимости от их профессиональных занятий.

Строго говоря, выбор российскими властями точки отсчета праздничной даты спорен: еще в Судебнике 1550 года, принятом при Иване IV, были изданы уставные грамоты местного самоуправления.

Согласно Судебнику наместники и волостели, поставленные правительством, не могли судить без участия выборных от населения: дворского, старосты и лучших людей местной крестьянской общины. «А боярам и детем боярским, за которыми кормление с судом боярским, и им судити, а на суде у них быти дворскому и старосте и лучшим людем».

По мнению В. О. Ключевского, эти меры были попыткой полностью «отменить кормления, заменив наместников и волостелей выборными общественными властями, поручив самим земским мирам не только уголовную полицию, но и всё местное земское управление вместе с гражданским судом».

Кроме права собственного суда через выборных судей, всем общинам, как городским, так и волостным, правительство предоставляло право собственного управления, раскладки податей и надзора за порядком.

Закон, признавая каждую крестьянскую общину, на чьей бы земле она ни жила, одноправной с общинами городскими, представлял её юридическим целым, свободным и независимым в общественных отношениях; а поэтому выборные начальники общин, старосты, дворские, сотские, пятидесятские и десятские считались состоящими в государственной службе, у «государева дела».

В окружной уставной грамоте о местном самоуправлении общин царь Иван IV прямо писал: «А велели мы во всех городах и в станах и в волостях учинить старост излюбленных, кому меж крестьян управу чинить и наместничьи и волостелины и праветчиковы доходы собирать и к нам на срок привозить, которых себе крестьяне меж себя излюбят и выберут всею землёю, от которых бы им продаж и убытков и обиды не было, и разсудити бы их умели в правду безпосульно и безволокитно, и за наместнич доход оброк сбирать умели и к нашей бы казне на срок привозили без недобору».

Во всё продолжение царствования Ивана IV общины свободно могли просить освобождения от наместников и волостелей, и их просьбы постоянно удовлетворялись, только с условием — вносить положенные на наместников оброки в казну. Выборные начальники во всех общинах избирались всеми членами общины. Как указано в царской уставной грамоте: «И вы бы меж себя, свестяся заодно, учинили себе приказщика в головах, в своих селех и деревнях и починках, выбрав старост и сотских и десятцких лучших людей, которые бы были собою добры и нашему делу пригожи».

Каков слог: зачитаться и заслушаться!

Но до этого места в книге российской истории современные российские власти не дочитали. Очевидно, очень торопились. Впрочем, если бы и дочитали, то ничего в нынешних российских порядках не изменилось бы.
Collapse )