July 3rd, 2020

1 июля. Что это было. Что это будет / Шлосберг Live #178 / 02 июля 2020

Бесстыдство – вот ключевое слово для оценки произошедшего в России и с Россией во время голосования по поправкам Путина к Конституции. «Да, мы обнаглели», – цинично говорят власти обществу. Но что-то в этом цинизме есть истеричное, злобное, бессильное.

В этих поправках – страх потерять власть. И это страх не перед врагами внутри насквозь криминальной системы, а страх перед народом. 

Нельзя ругать людей – ошибающихся, заблуждающихся, потерявшихся. Если мы хотим изменить общество, нам нужно относиться к нему с сочувствием. Уважение рождает понимание.

Все споры о том, что было правильным, а что неправильным 1 июля, завершены. Миллионы людей в стране не согласны с Путиным и выразили это как голосованием, так и протестом неучастия. Каждый имел на право на свою позицию. Дальше надо идти вместе, не разрушая общие ценности.

И, конечно – самое главное: «сапогами не вытоптать душу» (ВВ – значит Владимир Высоцкий, а всё прочее – временно). 

Дело против Светланы Прокопьевой коррумпировано политически

Суд по делу Светланы Прокопьевой — один из самых одиозных процессов против свободы слова в России. 

Сам факт заведения уголовного дела из-за колонки Прокопьевой, которую она написала и прочитала после теракта в здании УФСБ в Архангельске, означает страх ФСБ перед произошедшим. По сути, всё, что связано с этой трагедией, — запретная тема для ФСБ. А Светлана поставила в колонке вопрос об ответственности государства за то, что молодые люди вместо того, чтобы жить и реализовываться, становятся террористами — и это естественный и правильный вопрос, который возникает в головах миллионов людей.

Доказательства в деле Прокопьевой сфабрикованы, её адвокат доказал в суде, что экспертизы хакасских специалистов были оформлены на подложном бланке Хакасского университета и в университете не изготавливались, что подтверждается ответом ректора вуза.

На ходатайство адвоката об исключении доказательства как недопустимого суд ответил отказом, хотя очевидно, что непрофессиональные эксперты додумывают и дописывают доказательства под нужды следствия. Этих экспертов нужно навсегда отстранить от профессиональной деятельности, а если будет доказан умысел в изготовлении заведомо ложной экспертизы — они должны предстать перед судом. 

Но пока мы видим в действиях следствия попытку защитить этих экспертов, а не стремление законно обосновать обвинение. И это означает разрушение основ судебного процесса.

Collapse )