April 21st, 2021

Чего я жду от очередного послания Путина

Спрашивают, чего я жду от очередного послания Путина. Если сказать одной фразой, то не жду ничего хорошего. Ни одной хорошей вести. Но опасаюсь плохих. Не начал бы войну. Не объявил бы о «возвращении» чужой земли. Не закрыл бы страну. Не объявил бы охоту на «врагов народа». Не вернул бы смертную казнь. Не жду правды. Сколько бы Путин ни находился у власти, я жду от него только плохих вестей. И чем дальше, тем хуже.

Томская транспортная полиция считает, что покушения на жизнь Навального не было

Отрицание реальности – серьёзное отклонение от нормы и большая опасность для окружающих. Начальник Томской транспортной полиции Игорь Борхолеев в ответ на полученное из Следственного комитета России заявление от Артура Гайдука и меня с требованием возбудить уголовное дело по факту покушения на жизнь Алексея Навального в Томске 20 августа 2020 года сообщил, что в возбуждении уголовного дела отказано в связи «с отсутствием события преступления». События!

Понимаете? Ничего не было. Ни–че–го. Не было отравления боевым отравляющим веществом, экстренной посадки самолёта в Омске (аэропорт которого был внезапно случайно «заминирован»), скорой помощи на взлётной полосе, атропина, спасшего Навальному жизнь, клинической больницы скорой помощи, токсикологической реанимации, полицейских и спецслужбистов в кабинете главного врача, врача больницы, позже внезапно скончавшегося, госпитализации в «Шарите», наконец, расследования Bellingcat совместно с The Insider и личного звонка Навального одному из своих отравителей, когда преступник признаётся в совершении преступления. Ничего этого не было. Забудьте. 

Господин Борхолеев прислал нам документ для мировой истории. Он дождётся своего часа, несомненно.

О жизненно необходимых действиях гражданского общества

Российский политический протест становится похожим на подземный огонь: на поверхность вырываются только языки открытого пламени, но температура подземного горения растёт. Это не подполье, не партизанщина, это переход общества в состояние айсберга, когда надводная часть не показывает масштаб природного явления. 

Глумливые комментарии придворных табаки отражают понимание властей, что проблема общественного отторжения и возмущения абсолютно не решена, протест не уничтожен, поэтому дискредитация протеста нарастает на всех проституированных ресурсах, чтобы представить обществу верхушку айсберга протеста без тела айсберга.

Гражданскому обществу необходимо выстроить систему горизонтальной координации главных, самых опасных для властей политических действий – выборов. При общей деградации политической системы страны и многолетнего обесценивания выборов властями это очень трудно сделать. Но жизненно необходимо.

Число людей, понимающих, что полицейское государство и жизнь без страха несовместимы, не сокращается, а увеличивается. Эти люди ищут и будут искать политический выход энергии протеста. Их надо не потерять, поддержать, воодушевить и сохранить в политике. Перемены придут тогда, когда зрелость общества выразится в консолидированной политической воле.

Никакие политические репрессии не могут остановить созревание общества. Гроздья гнева зреют долго, но верно. И чем тяжелее, тем верней.  

Collapse )