Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Categories:

Красные гвоздики

Сегодня - день памяти Шестой роты.
Они погибли с 28 февраля по 1 марта 2000 года. В Пскове Их хоронили 14 марта.
Путин не приехал - ему отсоветовали появляться на фоне военных гробов в ходе президентских выборов.
Я ненавижу его именно с 14 марта 2000 года - за трусость.
Тогда еще не было "Псковской губернии", а "Новости Пскова" выходили как ТЕ САМЫЕ "Новости Пскова" последние недели. Прокофьев проиграл выборы мэра, и дни ТОЙ газеты были сочтены.
Я пообещал Владлену Михайловичу Смирнову материал с прощания. Я понимал, что напишу его все равно - как в дневник. В редакции Н"НП" (Настоящих "Новостей Пскова") осталась половина состава, и писать ОБ ЭТОМ было некому. Он отвел мне полосу, но я написал буквально страницу. Все остальное пространство мы заполнили очень сильными фотографиями, которые подарил редакции фотограф одного московского издания.
Позже я познакомился с многими семьями погибших - они обратились за помощью для создания общественной организации, которую потом назвали "Красные гвоздики". Организацию создали, но ее жизнь не сложилась, вести постоянную совместную деятельность мамы, отцы и вдовы по разным причинам не смогли. Но близкое знакомство, а с некоторыми и дружба - сохранились. За каждого погибшего сына (кроме матерей тех, кто получил посмертно звание Героя России) Родина потом платила этим навсегда несчастным женщинам 600 (шестьсот) рублей в месяц. По закону. Очень многие родители погибших уже умерли.
Но 14 марта 2000 года я не знал еще лично никого.



РЕКВИЕМ

В ночь на вторник в городе выпал снег. Вернулась зима, хмурая и сырая. Город был бледен, как человек на похоронах, и плакал мокрым снегом с дождем. В городе Пскове 14 марта 2000 года были похороны.

Никогда раньше невозможно было сказать: весь город пришел на похороны. 14 марта 2000 года это случилось впервые в городе Пскове. Траурные аккорды колоколов Святой Троицы перемешивались с дождем и падали вниз, гулкой болью отдаваясь в каменных стенах Кремля. Черные птицы в сером облачном небе перебрасывались друг с другом короткими хриплыми криками. Город Псков снова стал военным городом.
Боюсь, что Их все-таки не 85. Боюсь, что Их больше, потому что война неохотно раскрывает свои скорбные тайны. Город Псков принял эту скорбь на себя. Для каждого пришедшего в Кремль и в Орлецы это были личные похороны, личное горе, личная скорбь.
С самого утра город был заполнен красными гвоздиками, которые, словно на зов боли, тихо собирались к Вечевой площади Кремля.
“Я знаю, никакой моей вины В том, что другие не пришли с войны, В том, что они, кто старше, кто моложе, Остались там, и не о том же речь, Что я их мог, но не сумел сберечь, Речь не о том, но все же, все же, все же…”
Знакомы с Ними были только близкие и сослуживцы. Проститься с Ними пришел весь Псков. Проститься и попросить прощения. За эту ненормальную войну. За безымянную высоту, до которой так и не добралась помощь. За ложь и трусость официальных сводок. За то, что Третье тысячелетие, до которого было рукой подать, начнется без них. И за то, что отсюда, с каменного берега Великой, защитить их и спасти было невозможно…
…Невозможно принять на себя тяжесть утраты так, как несут ее родные и близкие. Но разделить ее с ними – можно. Город смог это сделать. Пока все живы, никто никому ничего не должен. Но смерть в одночасье увеличивает долги оставшихся на земле. Их надо уметь нести. Город Псков оказался на это способен.
С лиц тысяч людей, пришедших на прощание, можно было писать иконы. Родовые черты псковских икон – Скорбь и Мудрость – безмолвно воскресли в этот день на человеческих лицах. Если такое случается однажды, то не покидает человека уже никогда.
Территория войны – жизнь. И война никогда не спрашивает разрешения войти на эту территорию. Она просто приходит и требует свое. Все остальное зависит от человека.
Человек на войне может заботиться либо о своей жизни, либо о других. Война не оставляет людям иного выбора. Первые – не обязательно выживают. Вторые – слава Богу – не обязательно погибают. Но только вторые, когда они так несправедливо, так мученически умирают, только они проходят в Бессмертие.

Лев ШЛОСБЕРГ.
"Новости Пскова", март 2000 г.


"Псковская губерния" писала об этом тоже.
Вот ссылки.

Любовь Ригнене. На той высоте.

Эд. Поляновский. Суворик.

«Без ответов на эти вопросы память о героях не может быть полной.» Открытое обращение к В. В. Путину.

«Следствие по делу продолжается…»

Константин Шморага. Трагедии, к которым нельзя привыкать.

"Легче не будет. Но я буду знать правду." Беседовал А. Машкарин..

"Мы запомнили Вашу фразу".

Олег Дементьев, Владимир Клевцов. Предательство и подвиг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments