Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Categories:

Васильев и Венедиктов. О свободе и несвободе

А.ВЕНЕДИКТОВ: Программа «Культурный шок», Андрей Васильев, который еще по-прежнему является шеф-редактором Издательского дома «Коммерсантъ», как я понимаю, до 15 июля. Добрый день, Андрей.

А.ВАСИЛЬЕВ: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я обратил внимание, что в общественном сознании, сознании моих корреспондентов ты стал главным редактором газеты «Коммерсантъ» через неделю после того как Путин стал премьер-министром. Он стал 16 августа 1999 года, а ты – 23 августа 1999 года. Ты – путинский главный редактор.

А.ВАСИЛЬЕВ: (смеется) Призыв.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, путинский призыв. Твой уход означает, что Путин не возвращается.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, откровенно говоря, я бы так хотел думать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так вот. Все-таки, объясни. Действительно, твое имя, не важно, на каких должностях ты был, Андрей, твое имя в сознании людей, которые читают газету и читали газету «Коммерсантъ», связывалось с «Коммерсантом». Что должно было произойти, чтобы ты решил не просто уйти, там, на главного редактора газеты «Ведомости» или на главного редактора интернет-портала, там я не знаю, Life.ru, а уйти на какую-то должность советника, члена совета директоров? Что это значит?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, во-первых, советник – это должность, ну, потому что у меня должна быть какая-то должность, пока я заканчиваю дембельский аккорд. Ну, я в том числе и на «Эхе» уже это говорил. У меня, действительно, вполне локальный проект объединения информационных служб, которых развелось у нас дофига в Издательском доме. Ну, поскольку разный продукт. Это, действительно, вполне конечный локальный продукт, на это время я имею вот эту должность, вот так.

Ну, это чисто технологически. А по большому счету, тут 2 составляющие. Одну составляющую, ну, я неоднократно озвучивал. Там, по-моему, во всех интервью последнего года, а то и полутора. Ну, в частности, в фильме Парфеновском, посвященном «Коммерсанту», я, действительно, недвусмысленно говорил, что вообще надо мне валить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Валить куда? Понятно, валить откуда. А валить куда?

А.ВАСИЛЬЕВ: Сейчас, дойдем до этого. Это и физическая усталость. Потому что я, вообще, журналистом работаю штатно с 1982 года, на минуточку. Не живут люди столько.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Живут-живут.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, по-моему, даже ты позже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, я позже-позже. Я позже на десятилетие, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Ну так вот. И, во-вторых, я, действительно, профессионально понимаю, что для того, чтобы возглавлять такой Издательский дом, который всегда был, ну, диктатором мод, скажем, каких-то новых технологий. Я и физически устарел, и, наверное, ментально. Я это вполне себе...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все в Твиттер. Ну да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Отдавал себе отчет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте газету «Коммерсантъ» переведем в Твиттер вообще.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я не знаю. Я вообще не знаю, то ли переводить, то ли не переводить. Даже если мне скажут «Давайте переведем», я даже не смогу профессионально возразить. Понимаешь, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Газета по Твиттеру.

А.ВАСИЛЬЕВ: И второй момент. Мне кажется, что я как профессиональный журналист... Ну, потому что даже руководитель журналистский – он все равно журналист, да? Мозги-то заточены на информационный поток. Мне кажется, вот, лично я в той конфигурации информационной и политической, которая сложилась в стране, я работать профессионально не могу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Объясняй. Не понятно. «Мативируй».

А.ВАСИЛЬЕВ: Хорошо, мотивирую. Мотивирую, что мне кажется, что власть все ближе приближается к непосредственному руководству прессой. То, что, кстати, «Коммерсантъ», в общем, не чувствовал и при Путине, и при Березовском, кстати сказать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть Медведев круче?

А.ВАСИЛЬЕВ: И при Медведеве вначале этого не было совершенно. Я должен сказать, когда я вернулся в 2006 году, ну, по крайней мере, я, действительно, не испытывал каких-то системных давлений. Ну, какие-то неприятности всегда у меня там были, размолвки с властью и с владельцами – это всегда, это нормально.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это мы еще поговорим, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Но мне кажется, что закручиваются тиски, информационные потоки, на которые мы опираемся, очень регулируются, очень фильтруются. Работать на слухах, да? Тем более, слухи – чем они еще плохи для журналистики? Слухи – они же могут моделироваться специально в каких-то целях.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Манипуляция.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, манипуляция. То есть ты играешь в какой-то игре, участвуешь, ты даже не знаешь правила этой игры. Я говорю не о каких-то ужасах, там, потери свободы слова или зажима, да? Но власть все более хочет видеть прессу комфортной для себя. Существует понятие «владельцы прессы». Я тут до конца-то не знаю, ну, там, условно говоря, действительно, владелец может иметь неприятности от каких-то там больших начальников.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это ты мне рассказываешь.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну вот, например, да. Ну, такие... И я понимаю, что в этой ситуации я профессионально, действительно, неадекватен времени. Во! А «Коммерсантъ» всегда был адекватен времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может, время поменять? Чего же менять-то?

А.ВАСИЛЬЕВ: Клево. Давай ты поменяешь, а я вернусь. (смеется)
Полностью здесь: http://echo.msk.ru/programs/kulshok/691597-echo/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments