Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Плохие сбывшиеся прогнозы

За последний год у меня сбылись два больших прогноза. И это плохо.

Год назад я предположил, что именно Путин возглавит список "Единой России" на выборах в Госдуму - потому, что это было единственным шансом для "ЕР" получить 2/3 в парламенте - не просто честным голосованием, но и массовой беспредельной давиловкой народа "в интересах народа". Прямое участие Путина в парламентских выборах "отвязало" весь чиновничий аппарат. Но это решение окончательно сделало Путина заложником ситуации - он не мог уже выйти из нее просто так. Стало совершено очевидно, что он стал рабом им созданной системы и поэтому неизбежный следующий шаг - формально возглавить "ЕР" как по существу надгосударственную и надобщественную структуру - машину подавления, позволяющую сделать из государственного механизма "политический комбайн" для "группы лиц по предварительном сговору". Да и кому вообще, кроме Путина, могла достаться созданная в первую очередь им самим эта ублюдочная машина. У нее не было с самого начала и не могло быть другого "водителя". Он решил остаться "у руля" на максимально возможный срок. В построенной им системе у него просто нет другого выхода. Надо только понимать, что этот выход - на самом деле тупик.

Совмещение в одном лице должностей лидера правящей партии и главы исполнительной власти в нашей истории случалось три раза: Иосиф Сталин в 1941–1952 гг., Никита Хрущев в 1957–1964 гг. и Виктор Черномырдин в 1995–1998 гг. (откуда был снят за наметившиеся президентские амбиции). Все три случая разные, но типажи главных героев весьма показательны.

Запах истории имеет особенность материализоваться. Я смотрел на лица "делегатов и гостей съезда" и понимал - ДНК великодержавного российского рабства пережил еще одну реинкарнацию.

Мой третий прогноз заключается в том, что все это закончится (как минимум - для Путина лично, как максимум - для страны) очень плохо.

Есть устойчивое впечатление, что Путин реально не доверяет полностью Медведеву и не может не думать о формальном и максимально возможном контроле над ним - во что превращается неформальный контроль, Путин, сменивший Ельцина под определенные устные гарантии, очень хорошо знает. Поэтому:

Единственный конституционный инструмент контроля над президентом-преемником - это импичмент, для которого необходимо, в частности, конституционное большинство в Госдуме. Именно она должна выдвигать обвинения против главы государства. Соответственно, пост председателя партии, имеющей абсолютное большинство в нижней палате парламента, мог бы для бывшего лидера служить некоторой гарантией выполнения преемником своих обязательств.
Ведь позиция премьер-министра, как многократно подчеркивалось аналитиками, весьма уязвима. Президент может отстранить его от должности просто указом и больше не назначить. А если Госдума не будет соглашаться с новой кандидатурой - парламент распустят и проведут новые выборы. Но если, предчувствуя все это, депутаты начнут процедуру импичмента, положение президента весьма осложнится.
 

Парадоксально: Путину в каком-то смысле потребовался реальный политический процесс, политический инструмент, а политики - нет, все зачищено:

Беда Владимира Путина в том, что он в течение восьми лет президентства искренне верил, что телевидение и славословие могут заменить реальный политический процесс. И теперь, когда этот политический процесс совершенно необходим ему для самосохранения, он сталкивается со взлелеянной им же самим пустотой.

Удивительно, как они научились говорить не о том, что на самом деле происходит, а про "легенды прикрытия". Иногда кажется, что они сами в эти легенды верят. То есть - полностью отрываются от реальности. Но все равно - проговариваются:

"Вы знаете, что после вступления в должность президента Российской Федерации я буду предлагать кандидатуру Владимира Владимировича Путина на пост председателя правительства России. И если учесть, что у "Единой России" 315 голосов в Государственной Думе и большинство в законодательных собраниях почти всех субъектов Федерации, реализация этого предложения приведет к образованию консолидированной и действительно мощной политической силы. Такой силы, которой у нас никогда не было, которая сможет гарантировать осуществление амбициозных планов по модернизации экономики, социальной и гуманитарной сферы нашей страны".

Сила-то на самом деле нужна им совсем для других целей, но не демонстрировать ее они не могут... Больше всего на свете они ненавидели прямые, всеобщие, законные и честные выборы - как главную угрозу своей власти. Именно поэтому они сделали с выборами то, что сделали. Но последнее "партийное" решение Путина наконец-то делает его независиым от прямых выборов:

Человек, который контролирует и исполнительную власть, и законодательную (неважно, какими средствами было добыто конституционное большинство в парламенте), реально является фигурой номер один. А позиция президента существенным образом ослабляется - и не только по механизмам принятия и исполнения решений в жизнь, но и в глазах региональных и остальных элит, что не менее важно.

Граждане России, голосовавшие за президента, имея в виду президентскую республику, оказались после выборов в стране другого типа. Теперь у нас режим, в котором главную роль играет человек, не избираемый всенародным голосованием. Главная фигура так или иначе назначается по внутриэлитным договоренностям и легитимируется той самой Думой, которая изначально находится у нее под контролем. В течение последних восьми лет авторитарный режим все еще развивался в рамках демократии, а на сегодняшний день мы имеем оформление авторитарного режима - освобождение верховной власти от зависимости от выборов.

На практике это будет означать сохранение всей структуры правящей группы. Принятие Путиным такого решения означает, что победила та часть элиты, которая не хотела ухода Путина с поста номер один. А это, в свою очередь, значит, что консервируются персоналии, а следовательно, консервируется и внешняя и внутренняя политика.


При этом предоставленная ему в "ЕР" власть является по существу безгранично. Это, по существу, власть императора, причем пожизненного:

На новом посту Путин получает очень широкие полномочия. Он сможет проводить съезды и созывать внеочередные заседания высших органов партии, предлагать кандидатуры на руководящие партийные должности, приостанавливать полномочия и действия членов руководящих и центральных органов партии, секретарей региональных политсоветов. Также он получает право вето по всем вопросам.

Есть впечатление, что борьба за "третий срок Путина" продолжалась до последней минуты:

Но к чему теперь спешка и секреты, что решается? Решается, останутся Владимир Путин и его окружение в политике или нет. Через три недели действующий президент покинет свой пост, утратив колоссальную власть, которая сосредоточена в Кремле. Утратят ее и его соратники.

Съезд "Единой России". Фото Александра Котомина, "Лента.ру"
По сути произошедшие во вторник события являются завершающей стадией операции "Преемник". Став главой "Единой России", имеющей абсолютное большинство в Госдуме, Владимир Путин получил возможность надолго закрепиться в российской политике.

Пост председателя правительства сам по себе не гарантирует политической роли Путину и его окружению, поскольку президент может отправить премьера в отставку одним указом. Осознание этого факта, который должен производить ошеломляющее впечатление на нынешних обитателей Кремля, готовящихся переехать в Белый дом, и определяло обстановку, в которой принималось решение о председательстве Путина в "Единой России". Невидимая невооруженным глазом борьба вокруг того, как именно будет обеспечен будущий статус действующего президента, продолжалась до последнего момента.


Примечательна и прискорбна для России реакция иностранной прессы - практически все издания написали про возврат принципов и стилистики КПСС и СССР. Это - очень плохо для экономики:

Желание Путина стать "вождем" и "генсеком" живо напоминает конструкцию советских времен, констатируют иностранные СМИ.

И мотив у всей этой дурно пахнущей советизации один - страх оказаться без реальной власти:

В общем, понятно, почему Путин, несмотря на глубокое презрение к соратникам по «Единой России», скрепя сердце вынужден возглавить это медвежье стадо. Да если бы Путин мог, он, честное слово, еще бы и брачный договор с Медведевым подписал. Потому что степень его доверия к преемнику такова, что его и на сутки нельзя оставить без формальных пут. А ну как проснется Дмитрий Анатольевич 8 мая и в полном соответствии с Конституцией передумает назначать Владимира Владимировича премьером. Потому как слишком близко к сердцу принял жалобы Путина на столь же неизбывную, как и народная любовь, усталость от тяжкого кремлевского труда. И решил отправить его на окончательный дембель. Хоть и выглядит подобное фантастично, а на все сто процентов исключать нельзя. Такое у нынешнего президента отношение к соратникам. А теперь, когда бывший президент возглавляет партию все подавляющего большинства, протащить другую премьерскую кандидатуру будет трудновато. И даже если до конфликтов с преемником не дойдет, в любом случае премьер, опирающийся на парламентскую фракцию «Единой России», уж точно не будет техническим.

Однако все это в теории. На практике все эти медведи-карьеристы при первых признаках конфликта всей мохнатой толпой рванут к тому, кого посчитают победителем. И совсем необязательно, что таковым они посчитают Путина. Именно поэтому Владимир Владимирович, ласково глядя на избравших его делегатов, пообещал глубокое реформирование ЕдРа, включающее в себя избавление от «случайных людей, преследующих исключительно корыстные цели».

А Владимиру Владимировичу нужен таки «орден меченосцев» — вторая вертикаль власти, которая в перспективе если не поглотит, то заслонит первую, президентскую. Не исключаю, что лично Владимира Владимировича воротит при воспоминаниях об упорно погружавшейся в маразм КПСС. Но объективный ход событий подталкивает его к созданию тоталитарной партии — с парткомами на предприятиях и в воинских частях; с поголовным партийным членством работников спецслужб; с всесильным Отделом административных органов, который вместо президентской Администрации будет готовить предложения по назначению командиров дивизий и атомных подводных лодок, начальников отделов ФСБ и милицейских УВД; с безымянным Отделом ЦК и Международным отделом, которые вместо МИДа определяют внешнюю политику. Ну и, понятное дело, с отделом пропаганды ЦК, который по понедельникам собирает для инструктирования руководителей СМИ.


Таким образом, это - застой со всеми его внутренними и внешними проявлениями, хроническим и новыми болезнями:

«Единая Россия» неоднократно заявляла, что она партия Путина, но оформлено это не было. Сейчас эта идея получила настоящее фиксированное оформление. Соответственно региональные элиты могут делать вывод о том, на кого они будут больше ориентироваться: на президента или премьер-министра. Фактически это означает, что та часть властной команды, которая не хотела ухода Путина с поста № 1, победила. Путин остается первой фигурой в стране. Это означает, что те возможности, которые появились в связи с избранием нового президента, в частности возможная смена команды и перемена в какой-то мере внешней политики, смена внутренней политики: сокращение влияния государства на экономику, борьба с коррупцией и многое другое, — сейчас эти возможности значительно уменьшились. Просто потому, что сохранение Путина в качестве фигуры № 1 автоматически означает и сохранение структуры власти внутри высшей политической элиты. То есть именно там, где все решения и принимаются. Поэтому все те изменения, которые могли бы быть сейчас, если и произойдут, то с большим трудом и в меньшем масштабе. То есть мы окажемся в состоянии политического застоя, когда негативные эффекты той политики, что формировалась в течение последних восьми лет, будут продолжать накапливаться. Политически ситуация будет ухудшаться, если на это наложится еще и ухудшение экономической ситуации, то страна просто войдет в глубокий кризис, из которого очень трудно будет выходить. Вероятность какой бы то ни было рационализации политики, либерализации, «оттепели» на сегодняшний день существенно уменьшилась просто потому, что любые глубокие изменения в наших условиях авторитарного режима невозможны без смены персонального состава на самом верху. А сегодняшнее решение Путина — сигнал о том, что все фигуры остаются на своих местах, ничего особенно не меняется.

Так что они "законсервировали" все, что могли.
Кроме одного - время не консервируется.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments