Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Category:

Вспышки русской свободы

Мой постоянный собеседник jolies_fanclub обратил внимание на стихотворный фрагмент из Пушкина, прочитанный бывшим директором Псковского музея-заповедника Евгением Петровичем Матвеевым на публичных слушаниях по застройке площади Героев-десантников.

Он читал без микрофона, встав с места и стоя у края ряда кресел, но все в большом зале слышали его голос в почти абсолютной тишине. Зал был потрясен, раздалась овация, какой не заслужил больше никто. Собственно говоря, всё было сказано. Я подумал тогда, что не помню этого стихотворения, но сразу после слушаний не успел переговорить с Евгением Петровичем.

Когда мы готовили статью "Момент истины" в печать и выверяли цитаты, то ни один сайт не дал нам этого фрагмента. Найдя в последнюю минуту Евгения Петровича, я услышал интереснейший рассказ о судьбе этого стихотворения, которое до сих находится между "стихотворение Пушкина" и "приписываемое Пушкину". Статья об этом была написана самим Евгением Петровичем и опубликована в сборнике об истории Псковского драматического театра "На рубеже тысячелетий. Книга о людях культуры и искусства. Том 2-й", причем стихотворение дано в начертании того времени. Сборник вышел в 2002 году в Пскове тиражом 1000 экз. (издательство "Стерх").

Статья никогда не воспроизводилась в Интернете. Мы ее сканировали сейчас и представляем вниманию публики. Воспроизвести в стихотворении букву "ять" в трех словах: "Где", "Бежит" и "сетует" не удалось, к сожалению.

Отклики, мнения и рассуждения приветствуются.

Писал ли Пушкин о Пскове

Евгений Матвеев


Много раз во время экскурсий по Пскову и в Пушкинском заповеднике на 1 вопрос гостей (впрочем, и псковитян тоже) «Что Пушкин писал о Пскове?» я с сожалением отвечал, что об этом неизвестно ни одной стихотворной строчки Поэта (кстати, и в прозе тоже). Хотя очень скупые сведения о том, что у Пушкина было стихотворение о Пскове, в краеведческой литературе попадались. И, наконец, мне удалось выяснить, что в одном из номеров журнала «Русский архив» в 1869 году известный историк, археограф, библиограф, исследователь пушкинского творчества, его биограф Петр Иванович Бартенев – основатель и редактор журнала, поместил это стихотворение. К сожалению, в наших библиотеках журнального номера найти не удалось, но по заявке мне прислали из Санкт-Петербурга ксерокопию страницы журнала с этим стихотворением:

Псков

Среди песчаных скалъ, на берегахъ Великой,
Где носит естество полночи образъ дикой,
Согбенный исполинъ, подъ тяжестью оковъ,
Съ поникшею главой стоить печальный Псковъ...
Лишенный честныхъ благъ народнаго правленья,
Сей градъ являетъ намъ видъ страшный разрушенья...
Унылые рабы, трепещущей пятой
Героевъ вольности тамъ топчутъ прахъ святой...
Все грустно, все молчитъ... Разбился жезлъ народа,
Бежит искусство прочь и сетует природа...


Пушкинъ [П. И. Бартенев, «Русский архив», 1869 г., кн. № 7, тетрадь 10, стр. 1726.]

Здесь же помещена маленькая справка за подписью «П. В.» (Петр Бартенев, видимо – Е. М.) в которой сообщалось, что «стихи эти могли быть написаны около 1825 года» и «стихи получены нами от одного собирателя, некогда служившего в военной службе и стоявшего с полками в Псковской губернии». По моему предположению, этим «собирателем» мог быть И. Е. Великопольский, который служил штабс-капитаном в псковском пехотном полку в 1820-1827 гг., во время Михайловской ссылки Пушкина неоднократно встречался с ним и вполне мог получить (или записать) эти стихи. Великопольский скончался в 1868 году, т. е. незадолго до публикации стихотворения.



Получив ксерокопию страницы журнала, я поинтересовался у псковского краеведа Н. Ф. Левина, известно ли ему что-либо об этой публикации. Оказалось – да, известно, и, более того, Натан Феликсович еще в марте 1998 года в газете «Вечерний Псков» опубликовал статью «Загадки «Пушкинских строк», в которой приводит помещенное в 1870 г. издателем Пушкинских сочинений Г. Н. Геннади это стихотворение и доказывает, что оно не пушкинское. Здесь же дается цитата из полуизвинения или полуопровержения якобы опубликованного П. И. Бартеневым в декабрьском (1869 г.) номере «Русского архива», из которого следует: автор этих стихов – псковский учитель В. Панкратьев, о котором Н. Ф. Левину, как он сам пишет, дополнительно ничего узнать не удалось.

В таком случае закономерен вопрос: почему Г. Н. Геннади проигнорировал это сообщение и поместил стихотворение о Пскове в I томе сочинений Пушкина, изданном в 1870 году? Кстати, почему известные краеведы К. Г. Евлентьев и И. И. Василев в 1878 и 1899 гг. цитируют строчки этого стихотворения, не подвергая сомнению авторство этих стихов Пушкина? А Н. Ф. Левин считает, что это «тяжеловесные, риторические строчки, так не вяжущиеся с нашими представлениями о звонкой, изящной поэзии Пушкина, поэту не принадлежат.

С этим утверждением уважаемого краеведа можно поспорить. Десять строчек стихотворения «Псков» написаны так называемой смежной рифмой аабб. Эту рифму Пушкин использовал часто и до 1825 года и после, есть у него и десятистрочные стихотворения с такой рифмой, например, «Дева», «Завидую тебе, питомец моря смелый», «Я был свидетелем златой твоей весны» или:

Как с древа сорвался предатель ученик,
Диавол прилетел, к лицу его приник,
Дохнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной
И бросил труп живой в гортань гиены гладной...


Архаизмы, использованные в стихотворении «Псков» (согбенный, поникнутая глава, сей град) у Пушкина нередки; встречается у него и рифма «оков-пиров» (в стихотворении «Псков» - «оков-Псков»). Встречаются в пушкинских произведениях и выражения: «унылые рабы», «герои вольности», «народное правление» и др. И самое главное – в контексте созданного Пушкиным в это время «Бориса Годунова», его пристального внимания к истории России, истории предков, внимания, стимулированного призывом К. Ф. Рылеева: «...ты около Пскова, там задушены последние вспышки русской свободы; настоящий край вдохновения – и неужели Пушкин оставит эту землю без поэмы?». Можно предположить, что стихи «Псков» и являлись первым откликом на этот призыв, первой попыткой осмыслить «вид страшный разрушенья» «печального Пскова», «лишенного честных благ народного правленья».

И еще. В октябре 1825 года Пушкин, приехав из Михайловского в Псков, встречался с губернатором Борисом Адеркасом и архиепископом Евгением Казанцевым. Об этом он рассказал в письме П. А. Вяземскому и, в частности, в сообщении: «Я из Пскова написал тебе было уморительное письмо, да сжег...» Пушкин, видимо, не имея надежной оказии отправить это письмо, почте его не доверил и «сжег». Закономерен вопрос: а не это ли стихотворение было в сожжённом письме и после Пушкин его читал, скажем, И. Е. Великопольскому, который его записал и впоследствии передал П. И. Бартеневу?

Н. Ф. Левин, публикуя в «Вечернем Пскове» статью «Загадки «Пушкинских строк», заканчивает ее так: «Главная цель этого рассказа – не только сообщить о курьезном случае, но и избавить от поисков других исследователей, которым при изучении дореволюционной периодики тоже может встретиться и вызвать недоумение стихотворение «Псков», некогда приписанное А. С. Пушкину».

К счастью, я не знал этого предупреждения и проявил интерес к упомянутой публикации. Но мнение Н. Ф. Левина меня не убедило. Думается, что это вопрос может прояснить лишь анализ специалистов-историков, литературоведов, стилистов, к чему их и приглашаю.

В любом случае стихотворение, несомненно, отражает эпоху, пушкинские настроения, его размышления и призыв уважительно относиться к прошлому:

Два чувства дивно близки нам –
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments