Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Неприятное и Печальное Эхо

У "ЯБЛОКА" - обострение конфликта с "Эхом Москвы".
Конфликт был затяжной, в чем-то - отложенного действия, в итоге решение Общественной коллегии по жалобам на прессу взорвало и без того посыпанную порохом ситуацию.

Краткая (и, судя по эмоциям в текстах и подтекстах, неполная) хронология событий здесь:

В Общественную Коллегию по жалобам на прессу
Сопредседателю Общественной Коллегии М.А. Федотову

Уважаемые члены Общественной Коллегии!
В последнее время радиостанция «Эхо Москвы» распространила ряд сообщений, касающихся Российской объединенной демократической партии «Яблоко», в которых содержится информация, не соответствующая действительности.
В связи с этим просим членов Общественной Коллегии пояснить, в какой мере перечисленные ниже сообщения соответствуют нормам, принятым сегодня в российском журналистском сообществе, в частности, закону о СМИ и Кодексу профессиональной этики российского журналиста.
Просим также членов Общественной Коллегии в случае нарушения журналистских норм высказать свое мнение, имеем ли мы дело с сознательной тенденциозностью радиостанции или с непрофессионализмом сотрудников и попустительством ему со стороны руководства «Эха Москвы» и в каких случаях.


Дискуссия в Живом Журнале Евгении Диллендорф по поводу этого заявления здесь.
"Я просто хочу чтобы ЭМ перестало путать, подтасовывать, выдумывать. Но если БЖЖ мне скажет, что мне все это привиделось, я уйду в отставку."


Письмо Бориса Вишневского, члена Палаты медиа-аудитории Общественной коллегии:

Уважаемые члены Общественной Коллегии!
Хочу сообщить Вам свою позицию по поводу жалобы Евгении Диллендорф и Юрия Шейна на освещение радиостанцией «Эхо Москвы» ряда событий, происходивших в партии «Яблоко». По семейным обстоятельствам я не могу лично присутствовать на заседании Коллегии 8 июля 2008 года, и буду признателен, если вы учтете мою точку зрения при принятии решения.
[...]
Уважаемые коллеги! Ошибаться может любой журналист и любое СМИ. Будучи журналистом, я знаю это очень хорошо. И мне в своей профессиональной деятельности приходилось совершать ошибки, а потом признавать их. Не считаю, что это нанесло ущерб моей репутации.
Точно так же я не считаю, что ущерб для репутации «Эха Москвы» нанесет признание совершенных в данном случае, - на мой взгляд, - отдельных ошибок. Надеюсь, что на этом данный конфликт будет исчерпан, и ничто не помешает нормальному и благожелательному сотрудничеству «Яблока» и уважаемого мной «Эха Москвы».


Выступление Алексея Венедиктова на заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу в связи с жалобой партии "Яблоко"
Я бы оставил в стороне, как не преднамеренную ошибку, разговоры о не профессионализме «Эхо Москвы». Я считаю их, конечно не преднамеренными. Я не буду тогда здесь перечислять все те журналистские награды, которые получили наши политические журналисты от политического сообщества и от журналистского сообщества. Мне кажется, что здесь бессмысленно защищать то, что «снег холодный, а кипяток горячий». Насчет монополизации «Эхо Москвы» площадки, это к Суркову, это не к нам. Я даже не могу это комментировать.




«О жалобе членов РОДП «Яблоко» Е.Диллендорф и Ю.Шейна на радиостанцию «Эхо Москвы»
(извлечение) г. Москва, 8 июля 2008 г. № 20

Общественная коллегия по жалобам на прессу на заседании ad hoc коллегии в составе председателя Палаты медиа-сообщества М.А.Федотова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Е.В.Абова, В.А.Евстафьева, Б.Л.Резника, А.К.Симонова, С.И.Сорокиной, членов Палаты медиа-аудитории А.А.Кара-Мурзы, В.Н.Монахова, Г.М.Резника, Г.А.Сатарова, Г.А.Томчина, И.Е.Ясиной рассмотрела жалобу членов РДП «Яблоко» Е.Диллендорф и Ю.Шейна на радиостанцию «Эхо Москвы».
Вопросы процедуры. Обе стороны признали профессиональную и этическую юрисдикцию Общественной коллегии в отношении, как данной конфликтной ситуации, так и иных спорных ситуаций, предусмотренных Уставом Общественной коллегии по жалобам на прессу. Заявители письменно подтвердили, что не намерены решать данный информационный спор в судебном или административном порядке.
Члены Общественной коллегии А.А.Кара-Мурза и Г.А.Сатаров заявили о наличии обстоятельств, способных поставить под сомнение их беспристрастность в отношении рассматриваемого информационного спора, и в соответствии с пунктом 5.3. Устава Общественной коллегии по жалобам на прессу отказались от участия в выработке решения и голосовании, выразив готовность присоединиться к консенсусу, если при принятии решения таковой будет достигнут.
Общественная коллегия выслушала мнения и.о. пресс-секретаря РОДП «Яблоко» Е.А.Диллендорф и главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» А.А.Венедиктова, изучила представленные сторонами конфликта документы и приняла следующее решение.


Алексей Венедиктов и Матвей Ганапольский в передаче "Разворот" на "Эхе Москвы"
8 июля 2008 года

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сегодня было выяснение по поводу взаимоотношений «Эхо Москвы» и партии «Яблоко». Я никогда не был на подобных тусовках. Грустно говорю я.
А. ВЕНЕДИКТОВ - Я тебя как-нибудь пошлю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это происходило как, как суд? Заслушивали, например, госпожу Диллендорф, пресс-секретаря партии «Яблоко», потом Венедиктов что-то говорил в свое оправдание. И кто-то делал какой-то вывод суммарный. На что это похоже?


О решении Общественной коллегии о непогрешимости радиостанции "Эхо Москвы"
Заявление Григория Явлинского. 9 июля 2008 года

Решение Общественной коллегии о непогрешимости «Эха Москвы», как и позиция руководства радиостанции, отказ от рассмотрения конкретных фактов, подмена рассмотрения общими рассуждениями ни о чем, паническое нежелание слышать критические замечания в свой адрес было бы забавным, если бы не было столь похожим на современное российское правосудие, ответы госчиновников, риторику современных властей.
Характерными стали презрение к этическим и профессиональным нормам, безответственность, корпоративность, защита чести мундира, «междусобойчик», ярко проявившиеся на данном примере. Это еще раз показало то, что хорошо известно – уровень демократической политической журналистики в России в последние годы катастрофически снизился.
Члены партии «Яблоко», обращаясь к журналистскому сообществу, обратили внимание на особенности работы радиостанции «Эхо Москвы» не потому, что «Эхо» больше других искажает информацию или больше всех участвует в заказных кампаниях травли или пропаганды. Мы не считаем «Эхо Москвы» самым желтым или ангажированным.
Обращение было связано с тем, что эта радиостанция является одним из наиболее известных СМИ в сфере политической информации, и долгое время была весьма авторитетным источником. И, конечно, хотелось бы, чтобы она вернула себе репутацию серьезного, надежного, авторитетного СМИ. Чтобы стремилась к профессиональной объективности и резко уменьшила элемент балагана в эфире, неуважительности к радиослушателям и совершенно безосновательной заносчивости.


О невозможности участия в эфирах радиостанции "Эхо Москвы"
Заявление Сергея Иваненко. 9 июля 2008 года

Уважаемый Алексей Алексеевич,
Ознакомившись с Вашим выступлением на заседании Общественной коллегии Союза журналистов в связи с обращением членов партии «Яблоко», а также решением упомянутой коллегии, хочу заявить - вовсе не от партии, а от себя лично, - что полностью поддерживаю позицию моего товарища, блестящего профессионала, искреннего и честного человека Евгении Андреевны Диллендорф .
У нас с Вами, действительно, стилистические разногласия. То, что Вы называете журналистикой и равноудаленностью, мы называем передергиванием, манипулированием, пропагандой, а, иногда, умышленной дискредитацией и даже организованной травлей. Стандарты в политике и журналистике изменились, конечно, не вчера – это давняя история. Но всему есть предел.


Не могу не привести и такую, совершенно случайно мной обнаруженную, цитату из Андрея Илларионова:
Уважаемые читатели блога "Эха" и слушатели "Эха"!
Благодарю А. А.Венедиктова за сделанное им предложение. Готов им воспользоваться.
Кроме того, хотел бы высказать три соображения.
Первое. Я не хотел бы комментировать и опровергать здесь все передержки, искажения и откровенную неправду, которая уже прозвучала, к сожалению, в эфире "Эха" и появилась здесь, в "эховском" блоге. Но отмечаю, что количество и масштабы их растут, что, очевидно, свидетельствует о кампании.


Прочитал я это все, и мне стало грустно.
Отношение политиков и СМИ - это отдельная "история болезни".
Но отношения "Эха Москвы" и "ЯБЛОКА" - это совсем отдельная история. Потому что, смею утверждать, что изначально это - история любви. Ну... привязанности. Сильной привязанности. В этой истории был путч 1991 года, был расстрел парламента в 1993, было начало Чечнской войны в 1994, были убийства лучших журналистов, в том числе членов партии "ЯБЛОКО", были чудовищные президентские выборы 1996 года, был дефолт 1998 года, были взрывы домов и приход Путина в 1999, "Курск" в 2000-м, захват заложников на Дубровке в 2002, захват школы в Беслане в 2004. Все это - все эти слезы, эта кровь, эти надежды и эти разочарования - это ОБЩАЯ история "ЯБЛОКА" и "Эха Москвы". Я своими глазами видел беседующих "душа в душу" Явлинского и Венедиктова в Госдуме в 1995 году и много раз позже. Я уверен, что оба они делали одну и ту же работу - каждый на своем месте, в меру своей миссии, своего призвания и своих способностей.
Более того, я уверен, что, не будь этой общей истории, не было бы и сегодняшней ситуации. Потому как не было бы предмета притязаний и предмета обсуждения. Вот тут и начинается самое главное.
И гражданин России, избиратель "Яблока", он же слушатель "Эха Москвы" - это все один и тот же человек. И этих людей не так много, как бы сказать это мягче...
Я хорошо понимаю, почему Женя и Юрий написали обращение в Общественную коллегию.
Я понимаю также, о чем говорил и о чем НЕ говорил Алексей Венедиктов на заседании Общественной коллегии.
Я понимаю, почему Общественная коллегия вынесла именно такое решение, которое вынесла, и почсему несколько членов коллегии не стали участвовать в дискуссии.
Я понимаю, что имеет в виду Явлинский, когда говорит о "балагане в эфире, неуважительности к радиослушателям и совершенно безосновательной заносчивости".
Я понимаю, что имеет в виду Иваненко, когда почти изысканно говорит о "стилистических разногласиях".
Видит Бог, я не первый год в политике и не только понимаю, но и хорошо ЗНАЮ, что может происходить между политиками и СМИ. И как потом всё это сказывается на отношениях людей между собой. Надолго, если не на всю жизнь.
Но всё это - НЕПРАВИЛЬНО, вот в чем дело. Законно, мотивированно, обоснованно, аргументированно, процедурно выверенно, местами даже художественно и увлекательно, но - НЕПРАВИЛЬНО.
Все это уменьшает наши общие шансы на общий успех. А отдельных побед уже НЕ БУДЕТ.
Я очень хочу, чтобы эта встряска заставила задуматься о том, без чего демократия не существует - о ценностях. О смысле публичной политической дискуссии. Об нашей ответственности перед всеми, кто слушает - ответственности и политиков, и журналистов, потому что без аудитории и политики, и журналисты НЕ СУЩЕСТВУЮТ. У политиков и журналистов одинаковая окружающая среда. Она может быть как питательной, так и губительной, но она - общая.
Я не вижу, чего добилось "Эхо Москвы" и не вижу, чем можно гордиться в этой ситуации тонкому знатоку русского языка и техники информационной работы Алексею Венедиктову.
Я не вижу также, что выиграло "ЯБЛОКО", объявив публичную претензию"Эху Москвы". Я не могу представить себе, чтобы политики уровня Явлинского, Иваненко в ЛЮБОМ эфире с ЛЮБЫМ журналистом не смогли бы высказаться, ясно сформулировать свои мысли. Ответить на "балаган" и "заносчивость", в конце концов, если это требуется. Это ведь тоже - часть политической работы.
Если действительно все ресурсы для непубличного выяснения отношений между партией и радиостанцией исчерпаны, то это - совсем плохо.
За всем этим страна, демократия, общество, наши сторонники и сочувствующие нам люди оказались совершенно в тени, вне фокуса внимания. Система координат "поплыла".
Мне неприятно все это комментировать. Но и не комментировать уже нельзя.
При всей бравурности публичных выступлений за всем этим мне видится отчаяние, а оно всегда - плохой советчик. И вообще-то - грех.
Если "ЯБЛОКО" и "Эхо Москвы" действительно больше не нужны друг другу, то это исключительно тяжело в первую очередь не для нас, а для нашей аудитории. Которая продолжает оставаться общей и у которой, кроме потребности в политических представителях и потребности в политической информации, есть еще потребность в демократии как таковой.
А демократию в ее глазах олицетворяют в том числе и "ЯБЛОКО" с "Эхом Москвы". Не в последнюю очередь, замечу, олицетворяют. И не без оснований.
Потому что когда у этих людей, нашей общей аудитории, уменьшаются силы (а после таких ситуаций они неизбежно уменьшаются), то сокращается и наше общее пространство.
Пространство демократии.
Вопрос последний, сугубо риторический и даже банальный: Qui prodest? (Кому выгодно?)
Надеюсь, что ответ на него покажет дорогу в правильном направлении.

* * *
Dixi et animam levavi. (Я сказал и облегчил душу).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments