Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Categories:

Пророк Щ262

увеличить фото ...
Коммерсантъ. Издательский дом
увеличить фото ...

Август 2008-го. Солженицын.

* * *
— Вы боитесь смерти?
— Нет, уже давно не испытываю перед смертью никакого страха. Вот в юности надо мной реяла ранняя смерть моего отца (в 27 лет) — и я боялся умереть прежде, чем осуществлю свои литературные замыслы. Но уже между моими 30 и 40 годами я обрел самое спокойное отношение к смерти. Ощущаю ее как естественную, но вовсе не конечную веху существования личности.
— Мы во всяком случае желаем вам еще многие лета творческой жизни!
— Нет, нет. Не надо. Достаточно.






* * *
"Он хотел умереть летом - умер летом, он хотел умереть дома - умер дома".
[...]
"Он одним из первых сказал в полный голос о бесчеловечности сталинского режима и о людях, которые испытали это, но не были сломлены."
[...]
"Солженицын не только великий писатель, но крупный исторический деятель, благодаря которому миллионы людей узнали, в какой стране они живут. Книги Солженицына сокрушали сталинизм как господствующую идеологию в бывшем Советском Союзе, и при всей живучести сталинизма он никогда не будет восстановлен в нашей стране, благодаря, опять-таки, Солженицыну."



* * *
Солженицын прожил несколько жизней, и каждая из них была социально-историческим событием или по крайней мере на редкость емким отражением времени, самой его сути.

* * *
Его уход не может не отозваться растерянностью от почти физического ощущения пустоты. Такое может быть, когда ты выглядываешь однажды в окно и не обнаруживаешь на горизонте горы, составлявшей одну из доминант привычного для тебя ландшафта.
Это так, но его смерть и не стала сенсацией. Дело не только в возрасте. Дело в том, что в последние пару десятилетий Солженицын стал восприниматься как памятник самому себе. Не зря же в разговоре о нем, живом, все время невольно возникал глагол "был".
Он прожил долгую и в общем-то счастливую жизнь. Он строил свою жизнь, жизнь борца и пророка, с давних лет осознавшего свою миссию, в жанре жития. И у него это получилось, какими, мягко говоря, небесспорными ни были бы многие из его трудов и откровений.



* * *
В 70-е годы один мой приятель всерьез утверждал, что если собрать компанию людей с самиздатским "Архипелагом" и посадить их в метро на Кольцевой, то после ста кругов вокруг Кремля советская власть рухнет. Вот такова была сила мифа этой книги.
[...]
"... я верю, что "Архипелаг ГУЛАГ" переживет ГУЛАГ".
[...]
"Он возвратил словам "писатель", "гражданин", "отец" и "семьянин" их первоначальный блеск, заляпанный грязными лапами большевиков".
[...]
"Я родился в Советском Союзе, в стране, которая началась с одной книги. Ее написал Карл Маркс. И закончился СССР благодаря одной книге - "Архипелаг ГУЛАГ".


* * *
Величие писателя определяет готовность говорить правду любой ценой, и Солженицын демонстрировал эту готовность на протяжении всей жизни – а она была долгой. В своей речи на вручении Нобелевской премии он процитировал русскую пословицу: "Слово правды весь мир перевесит".
Нам остается лишь надеяться, что он был прав.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments