Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Третий фронт

Абхазия рано утром начала военные действия в Кондорском ущелье. Ровно в тот день, когда в Москву прилетает Саркози для обсуждения с Медведевым (формально) и Путиным (реально) французского плана по урегулированию конфликта, который уже и по всем существенным признакам не является южно-осетинским и региональным. Это - мировой политический кризис, включая полномасштабный кризис международных отношений.
Совершенно очевидно, что предложения Саркози (официально это предложения Европейского Союза, так как идет срок полномочий Франции как страны-председателя ЕС) будут Путиным отклонены. Возможно, без радикального "нет", но, безусловно, будут отклонены по существу.
Так же очевидно, что позиция ЕС после этого радикализируется по отношению к России, особенно на фоне уже признанных Россией официально боевых действий, в том числе с применением авиации, за пределами Южной Осетии на территории "основной" Грузии на расстоянии "вытянутой руки" до Тбилиси. Общественное мнение по отношению к России в европейских странах радикализируется на глазах, буквально по часам. Критичные действия правительств по отношению к России получат значительную общественую поддержку, в том числе оппозиции, в первую очередь в странах Восточной Европы. На этой почве произойдет существенная консолидация общества в этих странах.
Очевидно, что Россия и Китай не позволят Совету безопасности ООН прийти к согласию при любом проекте резолюции, которая не устраивает Путина полностью.
А его устраивает только капитуляция Саакашвили, причем с публичным позором. И, соответственно, публичное унижение США и НАТО.
Шансов на изменение позиции Путина нет. Пока Саакашвили возглавляет Грузию, Путин будет "мочить его в сортире" - в том числе и за брошенное Саакашвили слово "Лилипутин". При этом погибнет много людей - и военных, и гражданских, но вся вина будет возлагаться на одну сторону. Технология второй Чеченской войны, сделавшая Путина президентом РФ и "лидером нации", применяется в самом начале президентского срока и по отношению к Медведеву. С той только принципиальной разницей, что он, в отличие от Путина образца 1999 года, - пассивный, искусственно обучаемый муляж президента, у которого публично и безальтернативно отнимают даже минимальную свободу действий. Это - почти бессознательное действие Путина по унижению лица, в силу вынуждающих обстоятельств занявшего "Его" кресло.
Медведев до сих пор не посетил Кавказ, туда полетел Путин и оттуда сделал все основные публичные политические заявления "стране и миру" от имени России. Он же продолжил давать принципиальные политические оценки в понедельник на заседании правительства. До этого (в выходной) посетил свой бывший рабочий кабинет и, развалившись в кресле, глядя на Медведева как на нерадивого школьника, сообщил ему (при телекамерах), что именно тот должен говорить и делать. Медведев повторил все слово в слово. При этом к полномочиям председателя правительства формирование внешней политики государства не относится, это полностью прерогатива президента. Но президент не высказал ни одной самостоятельной мысли.
Операция в Южной Осетии все больше становится похожа на спецоперацию по возвращению Путина к власти не де факто (он ее и не уступал), а де юре - если в какой-то момент это покажется ему уместным.
Логика "осажденной крепости", в которую превращает большую России "миротворческая война" в маленькой Грузии, приведет к существенному ухудшению внутриполитической ситуации в России. Рынки уже отреагировали на кризис падением. Бегство капиталов из страны усиливается - причем бегут не только иностранные, но и российские капиталы. Им уже все ясно. Запах "мобилизационной экономики" для экономики реальной - это трупный запах. Инфляцию в условиях войны остановить невозможно. Доходы экономики не смогут покрыть увеличиваемых произвольно и бесконтрольно военных расходов. Это - готовая питательная среда как для "дворцовых переворотов", так и для массовых акций социального протеста. При очевидном для общества и элиты кризисе формальной системы управления страной через зиц-президента у Путина появится идеальный шанс на юридически оформленный третий срок. То есть - на пожизненное возвращение к высшей власти.
Судя по развитию событий, "партия третьего срока", не заставившая Путина пойти на переформатирование Конституции и остаться у власти де юре, сейчас близка к своей цели как никогда. И самое опасное в том, что эта цель безумно нравится самому Путину.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments