Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

"Курск". 2000 08 12

Восьмь лет назад погиб экипаж атомной подводной лодки "Курск".
В тот день страна еще не могла ни узнать, ни осознать весь масштаб трагедии.

В первом номере "Псковской губернии", который был подписан в печать 15 августа и вышел в свет 17 августа, была опубликована заметка легендарного псковского журналиста, фаната морской жизни Владислава Алешина (скончавшегося в 2004 году), пришедшего в газету на должность корректора: "Трагедия в Баренцевом море. Крупнейшая авария на отечественном подводном флоте". Но в тот момент казалось, что многое еще поправимо.

Через неделю, когда все страшное уже стало явным, мы взяли интервью у бывшего капитана атомной подводной лодки "Псков" Виктора Ковалева, лично знакомого со многими из экипажа "Курска": "Они не застрелятся от позора":
"...Что касается иностранной помощи, то ее, конечно же, надо было принимать, и безотлагательно. Но это решение было за правительством и верховным главнокомандующим.
...
Президент должен был лететь к месту трагедии, тем более, что он недавно был на Северном флоте, выходил в море, обещал поддержку и личное внимание. Почему не полетел - вопрос, как говорится, интересный…
...
- Носовые отсеки погибли в первые минуты катастрофы - это без вариантов. Во втором отсеке находится треть экипажа. Там все командование корабля: командир, старпом и другие. Это значит, что в первые же минуты судно осталось без командиров, потому что запасной командный пункт тоже был затоплен. Однако лодка подавала признаки жизни до 14 августа, на стуки отзывались кормовые отсеки, - значит, надежда была.
...
поговорят, поплачут и забудут, как забыли «Комсомолец», затонувший в 1989 году. Тогда погиб мой одноклассник. Нужно, чтобы сменилось поколение, воспитанное в условиях советской власти. А виновных найдут - как всегда стрелочников. Из высших чинов никто добровольно не уйдет в отставку и тем более никто не застрелится от позора. Единственно на что надеюсь, - может быть, изменится отношение государства к флоту."


Я смог найти в себе силы написать об этом только через год:
"Год после "Курска"
"...Миллионы людей представляли себя и своих близких там, в ледяной темноте на дне Баренцева моря, и задавались вопросом: «Что нужно сделать, чтобы их спасти?» Люди были готовы участвовать в этом лично, в полной мере своих сил. Людей не волновали военные тайны, вопросы высшей политики и авторитета государства, престижа страны в глазах мира; все это было несущественно рядом с одним вопросом: как спасти людей. Вся Россия жила в режиме реального времени по меридиану «Курска».
...
И когда стало известно, что спасать уже некого, это стало личной трагедией для миллионов российских граждан. Общество возвысило свой голос, но государство оказалось бессильно исполнить свое предназначение и спасти людей. Возмущение и надежда сменились горечью утраты и жестоким разочарованием."


Перечитываю сейчас написанное тогда с еще большей горечью.
Восемь лет прошло, но чувство леденящего ужаса от мысли о том, что произошло и происходит с людьми ежеминутно ТАМ (верили до последнего, что хоть кто-то будет спасен) физически чувствую до сих пор.

"Спасите наши души".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments