Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Categories:

Тень прошлого

Российское государство хочет вернуться в жизнь Кирилла Кузьмина (Кристофера-Элвина Шатто)

23 декабря 2013 года Псковский областной суд признал незаконным и подлежащим отмене усыновление Кирилла Кузьмина супругами Лаурой Ле Энн и Аланом Гарри Шатто из штата Техас (США). Решение вынесла судья Марина Анашкина. Мотивировочная часть решения будет изготовлена до 30 декабря. Согласно резолютивной (постановляющей) части решения, отдел ЗАГСа должен аннулировать запись об усыновлении Кирилла Кузьмина и актовую запись о рождении на ребенка Кристофера-Элвина Шатто, восстановить первоначальные сведения о фамилии, имени, отчестве, месте рождения и родителях мальчика в записи акта о рождении, а сам ребенок должен быть передан на попечение органов опеки и попечительства Псковской области. В течение 30 дней с момента исполнения в полной форме решение может быть обжаловано. Если этого не произойдет, то оно вступит в силу. Что будет происходить после этого – точно не может сказать никто. Юрисдикция российского суда на территорию Техаса не распространяется.

21 января 2013 года в американском штате Техас в приёмной семье супругов Шатто погиб Максим Кузьмин (Макс Шатто), один из двух братьев, усыновленных Лаурой и Аланом Шатто из Печорского дома ребёнка в ноябре 2012 года. По словам приёмной матери, она обнаружила мальчика без сознания на площадке рядом с домом и вызвала врачей, но Максим скончался в больнице техасского города Одесса.
В России об этом трагическом событии стало известно 18 февраля.
На фоне государственной истерии, поднятой в связи с приятием «антисиротского закона» (о запрете усыновления российских детей гражданами государств, «причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» – проще говоря, государств, присоединившихся к принятому в США «закону имени Магнитского», вводящего санкции против российских садистов и воров), смерть дважды несчастного ребёнка была воспринята российскими властями как «знамение», якобы подтверждающее правильность только что принятого нечеловеческого закона.
Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело по факту убийства Максима Кузьмина. Позже выяснилось, что у Максима был компенсированный порок сердца. Американское следствие длилось два месяца и вины супругов Шатто не установило.
Сразу после известия о смерти Максима Кузьмина губернатор Псковской области Андрей Турчак направил обращение уполномоченному по защите прав ребенка РФ Павлу Астахову, в котором попросил оказать содействие в скорейшем возвращении в Псковскую область его младшего брата, Кирилла Кузьмина.
Попытка с помощью СМИ вытащить на свет Божий в качестве инициатора возвращения ребенка в Россию биологическую мать братьев Кузьминых вызвала в обществе шок и отвращение.
21 февраля прокуратура Псковской области направила в Псковский областной суд заявление об отмене усыновления Кирилла Кузьмина.
Определением судьи Псковского областного суда от 25 февраля исковое заявление было оставлено без движения. Суд исходил из того, что прокурор при направлении иска нарушил требования Гражданского процессуального кодекса РФ, что выразилось в непредставлении доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которые прокурор ссылается.
Прокуратура опротестовала определение суда. Но апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 19 марта оспариваемое определение было оставлено без изменения.
25 марта прокуратура области направила в Псковский областной суд свои дополнительные доказательства. Определением судьи Псковского областного суда от 28 марта исковое заявление с приложенными к нему материалами было возвращено прокурору. По мнению суда, прокуратурой не были устранены недостатки иска, а представленные доказательства не подтверждают заявленные требования.
Единственным «доказательством» в отвергнутом судом исковом заявлении оказались не имеющие отношения к семье американских усыновителей Шатто материалы проверки законности процедуры усыновления братьев Кузьминых, изложенные в постановлении о возбуждении уголовного дела Следственным управлением Следственного комитета РФ по Псковской области по ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность).
Халатность следствием усматривалась в том, что при розыске родственников братьев Кузьминых в процессе поиска для них приёмной семьи сотрудники Печорского дома ребёнка и органы опеки якобы оставили без внимания некое обращение «бабушки биологического отца», которая вроде бы интересовалась детьми вместе с их матерью после помещения малышей в Печорский дом ребёнка. Но ни у Максима, ни у Кирилла Кузьминых отцов в юридическом смысле не было и нет. В свидетельствах о рождении, которые им выдавались, в графе «отец» у обоих мальчиков стоит прочерк.
Пресс-служба Псковского областного суда сообщила, что документы, представленные прокуратурой Псковской области, не могут быть приняты судом в качестве исправления недостатков искового заявления, поскольку «не подтверждают жестокого обращения Шатто Лауры Ле Энн по отношению к усыновленному Максиму Кузьмину и бездействие Шатто Алана Гари, то есть не имеют отношения к основаниям иска и обстоятельствам, указанным в исковом заявлении прокурора».
Чтобы отменить решение об усыновлении в отношении Кирилла Кузьмина, необходимо было представить суду достаточные доказательства того, что усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с усыновленным ребёнком, больны алкоголизмом или наркоманией и т. п. Такого рода сведений о супругах Шатто не было и нет.
Но есть в этой ситуации и ещё один правовой аспект. На пресс-конференции 27 марта председатель Псковского областного суда Валерий Кондратьев отметил, что в том случае, если Псковский областной суд примет решение об отмене усыновления Кирилла Кузьмина семьёй Шатто, возвращение его в Россию будет очень сложной процедурой, так как в декабре 2012 года между США и РФ прекращено действие соглашения о сотрудничестве в области усыновления, в котором была расписана процедура сотрудничества, обмена информации, а также деятельности в случае отмены усыновления – то самое соглашение, которое на первом году его жизни денонсировал «закон подлецов».
Бумеранги имеют свойство возвращаться.
«Мы не можем послать в штат Техас судебных приставов», – дипломатично добавил председатель областного суда.
Тем не менее, 11 апреля прокуратура Псковской области опротестовала судебное постановление о возврате прокурору иска об отмене усыновления Кирилла Кузьмина.
23 апреля Судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда рассмотрела апелляционное представление областной прокуратуры на определение суда от 28 марта в связи с неисполнением истцом определения Псковского областного суда об устранении недостатков искового заявления.
Судебная коллегия исследовала представленные прокуратурой для рассмотрения материалы и решила оставить определение Псковского областного суда от 28 марта 2013 г. без изменения, а представление прокуратуры Псковской области без удовлетворения.
Возбуждение уголовного дела Следственным комитетом не привело к положительным для следствия результатам. Ничего не «накопали».
Казалось, что судебная перспектива вопроса исчерпана.
Но власти нашли «чёрный ход» в здании российской судебной системы.
30 мая 2013 года на 18-й сессии Псковского областного Собрания депутатов при решении вопроса «О назначении представителями общественности в квалификационной коллегии судей Псковской области» голосование было провалено.
Было внесено 7 кандидатур на 7 мест. В бюллетене для тайного голосования было 7 строк, на каждой строке напротив фамилии претендента клеточка «за» и клеточка «против». На сессии присутствовали 38 депутатов. При вскрытии урны выяснилось, что 18 из 38 бюллетеней недействительны: на этих 18 бюллетенях не было сделано ни одной отметки. 18 депутатов опустили в урну для тайного голосования полностью пустые, не заполненные ни на одной из семи строк бюллетени.
Квалификационная коллегия судей Псковской области вынужденно приостановила свою работу из-за отсутствия кворума. Публикация об этом саботаже вызвала большой скандал.
Нужно признать, что Псковский областной суд держал лицо удивительно долго для российской судебной системы. Я не возьмусь бросить в него камень. Иные суды капитулировали бы в первый же день.
Достоверно сейчас не известно, но не очень трудно догадаться, что произошло потом. Были задействованы рычаги, работающие безотказно.
В российском суде тоже действует вертикаль власти.
Новое исковое заявление к усыновившим детей гражданам США Алану Гарри и Ле Энн Шатто об отмене усыновления гражданина РФ Кирилла Кузьмина подало 26 июня государственное управление социальной защиты населения Псковской области.
Судья Псковского областного суда Марина Анашкина 5 июля приняла дело к рассмотрению.
31 июля уполномоченный МИД РФ по правам человека, демократии и верховенству права Константин Долгов заявил, что в России обеспокоены тем, что Кирилл Кузьмин по-прежнему остаётся в США: «Мы не можем сделать вывод о том, что эта семья невиновна в гибели ребенка. У нас есть очень серьезные сомнения, однако информация, которая поступает из США, пока не даёт российским правоохранительным органам провести собственное расследование».
Супруги Шатто на извещение областного суда не отреагировали.
4 октября Псковский областной суд на первом заседании по делу принял решение перенести слушание на 20 декабря – до получения уведомления о том, что семья усыновителей как ответчик гарантированно получила извещение о месте и времени судебного заседания.
20 декабря ни семья Шатто, ни их представители вновь не явились на судебное заседание. Но судья сообщила, что суд располагает достоверной информацией о том, что супруги Шатто извещены о необходимости явки в суд надлежащим образом, но о причинах неявки суд не известили.
Судебное разбирательство проходило по инициативе прокуратуры в закрытом заседании «в целях сохранения сведений, составляющих тайну усыновления, обеспечения права на неприкосновенность частной, личной и семейной жизни ответчиков».
Хотя что значит эта «тайна усыновления и неприкосновенность частной, личной и семейной жизни ответчиков» после всего опубликованного?
Трудно отделаться от впечатления, что режим закрытого заседания суда был необходим для того, чтобы скрыть информацию о качестве аргументов заявителей. Едва ли эти аргументы претерпели какие-либо существенные изменения с весны 2013 года.
Текст решения суда в публичном доступе размещён не будет.
Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов 23 декабря торжественно известил в своём официальном Twitter-аккаунте, что делегация РФ направится в США «в начале 2014 года для обсуждения дальнейших совместных действий по усыновленным детям, в том числе Кириллу Кузьмину».
По словам Астахова, в делегацию войдут представители Генпрокуратуры, Следственного комитета, Министерства иностранных дел, Министерства образования. Возглавит делегацию, как нетрудно догадаться, лично Павел Астахов.
Пытаюсь представить себе этот «визит сотрудничества». Едва ли когда-либо будет опубликована информация о «цене визита», но, предположу, что этих денег налогоплательщиков хватило бы на капитальный ремонт Печорского дома ребенка.
Но даже это – не главное.
Самое главное – в том, что право ребенка на семью в полной мере распространяется на приёмную семью. С момента вступления в силу решения суда об усыновлении (удочерении) приёмная семья приобретает все права и государственные гарантии защиты семьи, и её разрушение является таким же исключительным правовым действием, как лишение прав т. н. «биологических родителей».
Для ребёнка такое разрушение семьи, в которую он вошел, вжился, – ещё одна трагедия. Очередное изъятие из семьи, передача в руки опеки (хоть техасской, хоть российской) – трагедия. Третья семья (хоть техасская, хоть российская) – ещё один стресс.
Никто не может сказать, какое влияние эти стрессы окажут на жизнь ребёнка.
Предположу, что социальные службы Техаса после всего произошедшего смотрят за семьёй Шатто более чем пристально.
Предположу, что в них работают адекватные люди, понимающие, что такое – детская психология. Да и многострадальной псковской опеке в таком понимании не откажешь, просто она в этой ситуации ничего не решает. Решают политики. Все остальные исполняют их волю.
Кирилл Кузьмин (Кристофер-Элвин Шатто) живет в семье своих приёмных родителей Лауры и Алана Шатто в Техасе и ничего не знает о решении судьи Марины Анашкиной. Он не знает о самом её существовании. Он ещё очень мал, чтобы понимать, что это такое – суд, опека, дом ребёнка.
Но что такое семья – он уже если не понимает, то чувствует.
Семья в его драматической жизни сложилась.
Он нашёл её (по решению Псковского областного суда, при поддержке прокуратуры области и областной опеки) в другом государстве. Он стал гражданином этой другой страны. Он говорит (и думает) сейчас на другом языке. Возможно, он не помнит уже о своей жизни в России – и у едва не угробившей его мамаши-алкоголички, и в спасшем ему жизнь Печорском доме ребёнка.
Теперь российское государство хочет вернуть этого ребёнка себе.
Вернуть – как вещь, как собственность.
Как предмет государственного престижа.
Как материальное доказательство своей силы, мощи, величия.
Год назад, в декабре 2012 года, российское государство запретило усыновление российских детей, в том числе инвалидов, гражданам тех государств, политическая и судебная система которых сочла организаторов убийства и непосредственных убийц Сергея Магнитского преступниками и запретила им въезд на свою территорию, владение имуществом на своей территории и денежные операции.
За этот год в России сократилось не только иностранное, но и внутреннее усыновление, несмотря на увеличение государственных пособий приемным семьям. А детей-инвалидов как практически не брали в приемные российские семьи до 2012 года, так и не берут сейчас.
Раньше было окно надежды – иностранное усыновление, лечение, реабилитация, социализация, шанс на качественную жизнь. Теперь это окно закрыто. Теперь путь один – «Останутся на своей родине в России. Всё» (Екатерина Лахова, депутат Государственной Думы России, если кто не помнит).
Российское государство победило своих сирот.
Оно продолжило строить своё прыщавое великодержавие на их слезах, их безысходной трагической судьбе.
Российское государство как не было готово, так и сейчас не готово обеспечить этим детям достойную человека жизнь. Но готово напрячь все существующие государственные ресурсы для того, чтобы дотянуться до ребёнка, нашедшего семью в другой стране и снова сломать его судьбу.
Российское государство готовит спецоперацию по «освобождению Кирилла Кузьмина» из США.
Начальник генерального штаба предстоящего действа пишет многообещающие реляции в Твиттере.
Верховный главнокомандующий будет им доволен и непременно наградит за усердие, а что ещё таким, как он, нужно?
Мне кажется, никакой другой год в XXI веке, как 2013-й, не представил из России столько претендентов в Ад.
Tags: Воля к жизни, Граждане, Грехи наши, Несвобода, Россия, Слуги дьявола, Суд, Сукины дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →