Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Знак времени. Большой разговор с Екатериной Винокуровой

На самом деле бедные регионы всегда бедные. Особенность бедного региона в том, что в Москве может происходить все, что угодно – меняться флаги на домах, меняться какие-то весьма звучные персоны, а вот там, где нищета, бедность, упадок, всё будет примерно одинаково. Я могу сказать, что для жителей Псковской области приход Ельцина, уход Ельцина, приход Путина, уход Путина, приход Медведева, уход Медведева, новый приход Путина – это все одна и та же эпоха нищеты и безденежья.

Нужно признать, что, конечно, у Бориса Николаевича были здоровые политические стороны. За что я Ельцина в какие-то моменты прощал. Это человек, который ни разу в своей жизни не подал в суд ни на одно средство массовой информации и не закрыл ни одно издание, даже когда по центру Москвы маршировали колонны с лозунгами «Банду Ельцина под суд» и в газетах писали Бог знает что. Но для него свобода слова была священной коровой, и он оставлял возможность для публичной критики – себя самого, в том числе.

Я считаю, что российские журналисты должны быть благодарны Ельцину по гроб жизни именно как профессиональная корпорация за то, что он позволил им проявиться, состояться, получить всероссийскую известность, никого не запретил и ничего не закрыл.

В этом плане Путин стал его полной противоположностью: пока он не забетонировал информационное поле, он не успокоился, он и сейчас в этой части не может успокоиться – как бы что где-то не выросло.

Что касается второй важной вещи, Ельцин понимал, что Россия – это Федерация. Он прошел сильнейший кризис с национальными республиками, когда распад Советского Союза мог продолжиться распадом России изнутри, это была абсолютно реальная угроза. Вспомните Татарскую республику, Башкирскую республику, Уральскую. Это всё могло произойти на наших глазах еще до президентских выборов 1996 года.

Ельцин понимал, что если он не найдет общий язык с местными элитами, рассыплется вся страна, ведь инерция разрушения была колоссальная. Только те, кто жил в то время, понимают, насколько было реально однажды утром проснуться и прочитать в газетах «Уральская республика вышла из состава Российской Федерации, формируются собственные вооруженные силы».

И, соответственно, должен был быть создан определенный баланс отношений бедной Федерации и бедных регионов. Ситуация заключалась в том, что, будучи нищим – а бюджет России тогда равнялся бюджету Норвегии – Ельцин установил соотношение
общих доходов бюджета 50 на 50 между центром и регионами.

Путин все это уничтожил за год-два. Благополучные нулевые годы на благополучии Псковской области поначалу не сказались никак. Произошла чудовищная на самом деле для государства вещь: в Россию потекли нефтяные деньги, и регионы ждали, что с ними начнут делиться. Планы у регионов были колоссальные. Я ведь помню, какие были бюджеты в регионах в начале нулевых: социальная сфера и чиновничий аппарат, иногда – немного на дороги. Была нищета, которая до сих пор так и осталась: Псковская область как была, так и осталась 11-м субъектом из 11 в Северо-Западном федеральном округе по уровню доходов населения и расходов из бюджета на душу населения. За 25 лет ничего не изменилось.

Сперва приход новых людей в Москву в 2000 году дал людям надежду, что прекратят воровать и ждали хоть каких-то денег, но их стало меньше в долевом отношении. Бюджет рос, но рос только в рамках инфляции, а надежды на то, что регионы будут поддерживать и развивать, провалилась.

И тогда значительная часть региональных людей ушла из политики. Нулевые годы не принесли Псковской области ничего, кроме того, что псковская элита сменилась ставленниками Путина, временщиками. Это люди, которые приезжают на работу в регион, а жить остаются в Петербурге, как Турчак, и потом, когда им, дай Бог, выпадет более хлебное местечко, туда перескакивают без каких-либо угрызений совести, Псковская область им больше не нужна, им здесь не жить.

Лучшие представители местной элиты, обладающие способностями к государственному управлению, просто не участвуют в политике, потому что считают это бессмысленным. Это видно по качественному составу региональных парламентов. Я был избран в областное Собрание только пятого созыва, но я видел перед собой все депутатские созывы псковского регионального парламента и знаю лично большинство депутатов всех созывов. Более убогого и интеллектуально печального парламента, чем Псковское областное Собрание пятого созыва, в Псковской области я не видел. Идет отрицательный политический отбор, это – один из признаков государственного распада.

Полностью здесь: «Один человек может очень много». Псковский депутат Лев Шлосберг — о смысле оппозиционной деятельности, судьбе Турчака и профессиональной деформации Путина
Tags: Вехи, Живое, Корни, Несвобода, Полития, Псков, Россия, Свобода, Ценности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments