Лев Шлосберг. Заметки на камнях (lev_shlosberg) wrote,
Лев Шлосберг. Заметки на камнях
lev_shlosberg

Category:

Запах сожжённых книг

Стали ли за эти годы изданные при участии Фонда Сороса книги хуже, может быть, утратили своё значение? Нисколько. Книги не становятся хуже с годами. И демократические убеждения Джорджа Сороса, о которых он публично говорил, тоже не изменились.

Изменилась Россия. Точнее – российские власти. Теперь для них абсолютно неприемлем демократ, либерал и филантроп Джордж Сорос. И только потому, что публично поддержал демократические усилия народа другой страны в тот момент, когда президент России Владимир Путин публично поддерживал того, против кого восстал народ Украины.

Это «несовпадение политических вкусов» и привело в итоге Фонд Сороса в список «нежелательных организаций» в России, а изданные на его деньги книги – на костер новой российской инквизиции.

Невозможно не обратить внимание: книги сожгли не из-за их авторства и содержания, а только из-за того, кто выделил деньги на издание этих книг. Словно решили в отместку сжечь сами деньги, которые были потрачены на эти книги. Такой бумажно-символический садизм.

Символы любой инквизиции прорываются в жизнь, стоит только дать ей волю. Начали войну с идеями – ждите войну с книгами. Начали войну с книгами – ждите костров из книг.

Ведь всё это уже было – и так недавно, и так страшно. Невозможно не напомнить.


Примеры сжигавшихся нацистами книг в экспозиции мемориала «Яд ва-Шем» (Израиль).

Полностью здесь:


Книги, люди и костры

В 2016 году в России стали сжигать книги, написанные учёными для университетов, из-за человека, на деньги которого они были изданы

В начале минувшей недели стало широко известно, что в Республике Коми (есть уверенность, что не только там) уничтожена партия книг, изданных в конце 1990-х годов Фондом Джорджа Сороса и бесплатно переданных в библиотеки России. Способ уничтожения оказался диким даже для современного российского слуха, оглушенного многими человеческими трагедиями: книги сожгли. Не сдали в макулатуру, не раздали на улице бедным. Сожгли. «Сигнальный импульс» поступил из администрации президента в виде письма, ослушаться которого не посмели. Конечно, в письме ничего не было сказано про способ ликвидации нежелательных книг. Но почему-то выбрали именно такой способ: костёр. Ведь издревле, ещё со времён Средневековья, известно: книги, как и люди, горят.далее



Студенты сжигают «негерманские» сочинения и книги на берлинской площади Опернплац 10 мая 1933 г.



Из 15 упомянутых в «огненных речёвках» писателей только Эрих Кестнер стал свидетелем сожжения собственных книг. Он написал затем: «Я стоял возле университета, зажатый со всех сторон студентами, цветом нации, одетыми в форму штурмовых отрядов, смотрел, как огонь лижет обложки наших книг, и слушал сальные тирады этого мелкотравчатого лжеца. Похоронный ветер дул над городом».

Именно этот «похоронный ветер» раздул из костров книг пожар Второй мировой войны.

А в тот момент немецкий народ шутил и веселился.

Немецкий литературный критик Марсель Райх-Раницкий вспоминал, что происходившие не воспринималось обществом всерьёз: «Это выглядело странно. Как несерьезное событие. Никто не воспринимал происходившее всерьез, в том числе и те, кто это делал. Мне казалось это сумасшествием, что книги лучших немецких писателей просто так сжигаются. Тогда было ещё непонятно, что все это лишь пролог, увертюра».

До начала самой страшной войны ХХ века оставалось 6 лет.

До разгрома фашистской Германии – 12.

Уже с 1947 года 10 мая отмечается в Германии как День книги. Площадь Опернплац переименовали в Бебельплац, стерев с карты города ставший символом позора топоним.

В 1995 году на этой площади установлен памятник сожжённым книгам работы израильского архитектора и скульптора Михи Ульманна. Памятник называется «Утонувшая библиотека» и представляет собой пустые книжные полки, установленные ниже уровня мостовой и закрытые сверху стеклом.

Я впервые увидел этот памятник осенью 1996 года. Издали было странно видеть, как люди неподвижно стоят в центре большой площади и, опустив головы, смотрят себе под ноги.

Плита на брусчатке рядом с памятником гласит: «На этой площади 10 мая 1933 г. студенты-нацисты жгли книги», – там же приведена цитата из трагедии Генриха Гейне «Альмансор»: «Это была лишь прелюдия; там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей».

Система концентрационных лагерей начала создаваться в Германии в том же 1933 году. От костров с книгами до печей с людьми не прошло и года.

Запах сожжённых книг – это первый запах фашизма.

Его невозможно перепутать ни с каким другим.


«Утонувшая библиотека» — памятник сожжённым книгам на Бебельплац (Михи Ульман, 1995).



Tags: Беда, Вехи, За вашу и нашу свободу, Литеры, Мемориал, Мрак, Мракобесие, Ценности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments