Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Произошедшее перед зданием редакции «Новой газеты» – покушение на убийство

15 марта в «Новой газете» вышла в свет вторая часть расследования Елены Милашиной «Я служил в чеченской полиции и не хотел убивать людей», в которой старший сержант полка им. Кадырова Сулейман Гезмахмаев впервые рассказывает о внесудебных расправах над жителями Чечни, не скрывая имен палачей. 

Первая часть расследования была опубликована ровно месяц назад, 15 февраля: «Казнь после смерти. По официальным данным, это террористы, уничтоженные силовиками. На самом деле — жертвы бессудных расправ в Чечне».

Месяц потребовался на то, чтобы вывезти из России и защитить ключевого свидетеля. 

Этот материал стал ещё одним публичным доказательством варварского характера режима Рамзана Кадырова. Это – материал о кадыровщине как оккупационной и людоедской власти в Чечне. О молохе массовых казней.

В тот же день, 15 марта, вход в здание, в котором располагается в том числе и редакция «Новой газеты» (Потаповский переулок, 3), подвергся химической атаке. В помещениях появился стойкий и резкий химический запах.

Вечером 15 марта в сети появилось видео с камеры видеонаблюдения, расположенной около офиса «Новой газеты», на котором видно, как человек в форме курьера «Яндекса» (на преступнике могла быть форма химической защиты) подъезжает к зданию на велосипеде и выпускает газ из устройства, укрепленного на заднем колесе. Пресс-служба «Яндекса» сообщила, что в это время их курьеры около здания редакции не находились.

Collapse )

21 год трагедии Шестой роты. Высота 776.0 под Улус-Кертом

Я не военный журналист. Но сразу после трагедии Шестой роты я познакомился с родными погибших, искавшими правды. Они нашли меня сами. Увы, больше половины родителей уже нет в живых. Годы жизни забрал у них бой 28 февраля – 1 марта 2000 года. Я не думал в начале нашего знакомства, что буду писать о самих боевых действиях.

Но за год до десятилетия гибели Шестой роты, перед очередной печальной годовщиной, я встречался в Пскове с людьми, которые помнили всех погибших живыми, они очень многое рассказали и подсказали. «Последней каплей» перед принятием решения о написании материала была сказанная мне на встрече фраза офицера в отставке, бывшего военнослужащего 76-й дивизии, ветерана боевых действий: «Вы понимаете, что еще 10 лет – и никто об этом не вспомнит и никто об этом не спросит?!». Об этом – это о реальных причинах гибели 84 человек. Так появилась статья «С высоты».

Военный обозреватель Владимир Сварцевич, побывавший в Пскове в марте 2000 года, сказал в интервью 8 февраля 2010 г.: «Полегла рота псковских десантников, 84 человека. Но начальник штаба ВДВ раскидал эти потери на неделю. …Моя задача была не просто доказать, что было не так, но рассказать, как это было. …Было откровенное предательство ребят конкретными лицами нашего командования. Бросили десантников туда, не знаю куда – ни разведки предварительной, ни информации. 

Collapse )

Памяти Андрея Васильевича Мягкова

Андрей Васильевич Мягков был настоящим артистом русской драмы. Это артист мира Достоевского, Толстого, Чехова, Тургенева, Гончарова, Вампилова, артист подлинного русского языка и живой русской души. Мягков был настоящим русским человеком – таким, каким его мог задумать Бог. Ребёнком он пережил ленинградскую блокаду, в профессиональный театр пришёл из самодеятельного, для души занимался живописью.

Общество запомнило его комедийным актёром – по кинофильмам, а он был гениальным театральным актёром русской драмы и трагедии. Мягков понимал смысл слов совесть, стыд, добро. Трагедия гибнущей русской культуры побудила его быть молчаливым в последние годы жизни, жить почти в затворничестве с женой, актрисой Анастасией Вознесенской, для которой он писал книги.

Мир Вашей душе, Андрей Васильевич.

Полиция требует наказания за предложение пройти в законное место проведения публичного мероприятия

Полиция утром переквалифицировала события 23 января, участие в которых мне вменяется, на часть 2 статьи 20.2, то есть якобы организацию несогласованного публичного мероприятия в виде прохода людей в гайд-парк - то самое место, где законом разрешены собрания граждан без уведомления властей.

То есть проход людей от памятника жертвам революции в гайд-парк, к месту возможного законного собрания, признан незаконным действием. Это статья предусматривает различные меры наказания, максимальное арест до 10 суток. Поэтому сегодня же будет суд. Мои интересы представляет адвокат Татьяна Мартынова.

Collapse )

Небольшое пояснение по странной истории с моим задержанием 23 января

Накануне акции протеста я обратился к сотрудникам силовых структур с призывом не применять насилие к участникам мирного протеста. Я депутат, на протест вышли мои избиратели, в том числе люди, кого я лично знаю. Я считаю принципиально важным депутатский контроль за действиями правоохранительных органов. Сам протест – это прямая реализация конституционного права граждан на мирные собрания и шествия. Задача полиции – охранять это право. Знаю, что псковские правоохранители увидели это обращение.

Протест в Пскове был не только мирным, но и образцово дисциплинированным: ни один человек не вышел на проезжую часть, пешеходные переходы люди проходили на зелёный свет. Можно сказать, почти Беларусь 😊

Единственным законным местом проведения публичных мероприятий без уведомления властей в Пскове является площадка на берегу Псковы под Михайловским бастионом у Кузнецкого моста – так называемый «гайд-парк», место глухое и почти всегда безлюдное, в 2 км от центра города. Туда в итоге и направилась часть людей. Каково же было их удивление, когда лестницы, ведущие к площадке, оказались заблокированы прибежавшими сотрудниками полиции.

Я не был организатором шествия в Пскове, но увиденное впечатлило меня. Не исключаю, что полицейские на месте вообще не знали про гайд-парк и особый статус этой площадки: ею однажды пользовались только мы, год назад, в годовщину убийства Немцова.

Collapse )

А смерти нет

Зачем бояться смерти?

Великие все умерли – и ничего!..

Благодаря им и жизнь есть.

Ну если, наконец, подумать.

Они же умерли.

Вот это всё написали, оставили и ушли.

Их уже нет.

И ничего...

И не горюют.

Чего ж переживать, когда такие люди, в сто раз умнее, в тысячу талантливее, красивее, трудолюбивее – покойники.

И вроде бы ничуть об этом не жалеют.

Разве они стремятся сюда?..

Вот в это, извините, время?..

Вот к этим, извините, людям.

Вот в эту, извините, жизнь.

Кому сегодня это нужно?

И им сюда не надо...

И нам отсюда не попасть туда.

И как легко читаешь их с восторгом.

Уже вся ночь... Ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть...

И вдруг...

Господи, так он же умер! Кто написал.

А спасти?

Теперь-то, может быть, спасли бы...

А надо?

Чтоб он ещё что-то сказал?

Он бы не захотел.

В такое время или умереть, или молчать.

Вот что случилось.

Они уже прошли через вот это, о чем я.

Вот почему они так зазвучали.

И музыка, и краски, и слова.

Через эту смерть пройди – и ты в порядке.

И сразу как все просто.

И нынешние, и молодёжь, все начинающая и начинающая и дышащая возбуждением.

Да ладно вам!

Вот инструмент...

Вот стол...

Садитесь!

Ты весь в очках, в компьютерах, в паролях.

Подумаешь, секреты...

Через смерть пройдёшь, и все поймёшь, и все узнаешь, и все не страшно, и ты поймёшь и ахнешь.

Так все же умерли – и ничего. Живут!

А смерть – так просто перерыв!

Михаил Михайлович Жванецкий


«Норд-Ост». Это было 18 лет назад

Чулпан Хаматова прочитала (прожила, воскресила) Анну Политковскую. Прочитала репортаж Политковской о том, что происходило в здании театрального центра на Дубровке менее чем за 10 часов до штурма, во время которого погибли 125 человек и пострадали более 700.

Фото: EPA-EFE
Фото: EPA-EFE

В страшном деле «Норд-Оста» есть две большие тайны: формула смертельного газа и состав членов оперативного штаба по проведению контртеррористической операции и освобождению заложников – имена людей, которые принимали решения. 

Анна Политковская пошла в театральный центр по требованию террористов. Но ради заложников. Президент Чечни Ахмат Кадыров отказался от разговора с чеченцами и не пришёл. Пришла Политковская.

10 часов до штурма. 10 часов до смерти 125 человек. Все, кроме 5 ранее убитых террористами, ещё живы. Это было 18 лет назад. «Норд-Ост» – это не спектакль, прерванный на полуноте. «Норд-Ост» – это репортаж Анны Политковской о людях, случайно и фатально оказавшихся рядом с собственной смертью. 

Политковская была одной из немногих, кто пытался спасти им жизнь. Она была внутренне готова отдать за их жизни свою. И отдала. За всех нас. Четыре года спустя.

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию» / Шлосберг Live #192 // Сегодня в 19:00

2 октября в Нижнем Новгороде редактор независимого издания Koza.press Ирина Славина ушла из жизни, совершив самосожжение перед зданием УМВД по Нижегородской области. Пламя этой трагедии высветило очень многое во мраке современной России: тотальное бесправие, дошедшую до зверства жестокость, презрение к людям и постоянное, круглосуточное унижение личного достоинства человека. 

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию», – написала Ирина перед самоубийством. Ту самую Российскую Федерацию, именем которой вершится беспредел в нашей стране. Ту самую Российскую Федерацию, власть в которой пылает лютой ненавистью к людям. Но сгорает пока не власть. Сгорает человек, называвший вещи своими именами. 

Ирина Славина ещё год назад писала, что задумывалась о таком уходе из жизни, чтобы изменить страну, то есть пожертвовать своей жизнью во имя очеловечивания общества. Как оставшаяся в живых страна восприняла самопожертвование Ирины Славиной? Как отреагировала власть? Что может сделать российское общество после этой вызывающей смерти – для изменения того, из-за чего эта смерть случилась? 

Будем говорить об этом и многом другом главном, произошедшем за минувшую неделю, сегодня, 5 октября, в 19 часов. Присоединяйтесь, это важно для каждого из нас:


Полицейское государство довело до самоубийства Ирину Славину

Люди часто спрашивают: что такое полицейское государство? Можно объяснить вполне чётко: это государство, главная задача которого заключается в уничтожении прав и свобод человека. 

Но полицейское государство способно уничтожать не только права и свободы, оно уничтожает людей, то есть становится государством-убийцей. И все его винтики – от гоблина-рядового до обезумевшего от всевластия генералиссимуса – заняты именно этим: убивают людей. И морально, и физически. 

Домой к редактору нижегородского издания Koza.press Ирине Славиной пришли вчера в 6 часов утра с обыском 12 облечённых властью гоблинов из подземелья охранки, болгаркой вскрыли дверь. Пришли как к свидетелю по делу, которое стало, наверно, самым многочисленным по числу затронутых людей – делу «Открытой России», в которой Ирина Славина не состояла. 

Ирина Славина
Ирина Славина

Всё тот же стиль НКВД: прийти ночью или рано утром, когда человек психологически наиболее беззащитен. Славиной не дали даже одеться в одиночестве, вертухайка смотрела на неё: вот такой ценный был свидетель. Унижение – ключевой стиль действий полицейского государства. Унижают и травят перед тем, как убить. 

Что было в голове этих двенадцати гоблинов, не знает никто. Скорее всего, там ничего не было: пустота. Приказали прийти с обыском, изъять всё к чёртовой матери. Пришли, разбудили, подняли дом мирных людей вверх дном, всё вытрясли, изъяли всю технику. Добыча захвачена. Теперь будут копаться в личной переписке, искать семейные письма и фото. 

Collapse )

Беслан. Навсегда

3 сентября 2004 года в захваченной террористами Бесланской средней школе № 1 во время и после штурма здания силовиками погибли и позднее скончались от ранений 334 человека, из них 186 — дети. В заложниках находились более 1200 человек. Три дня ежеминутного ужаса завершились страшной трагедией. Циничный перенос Путиным отмечания дня завершения Второй мировой войны со 2 на 3 сентября отражает понимание им того, какая дата в этот день является главной. Навсегда.

Фото: Казбек Басаев / Reuters ©
Фото: Казбек Басаев / Reuters ©